18+

Статьи — Журнал — Аптека: взгляд изнутри

Будущее фармы

Самвел Григорян о том, как фармвузы идут навстречу отраслевой реальности

Наши эксперты

Иван Краснюк,

декан фармацевтического факультета Первого Московского государственного медицинского университета (Первый МГМУ) им. И. М. Сеченова, Москва.

Елена Неволина,

исполнительный директор Некоммерческого партнерства «Аптечная гильдия», Москва.

По данным Росздравнадзора, в первом полугодии 2015 г. в России насчитывалось 53 808 аптек и аптечных пунктов. Если даже предположить, что в каждом из этих объектов работает в среднем всего по одному специалисту с высшим фармацевтическим образованием, это означает, что число только аптечных провизоров в стране исчисляется десятками тысяч. Но количество специалистов — один вопрос, а их качество — другой, более важный. И у истоков решения этой проблемы стоит система фармацевтического ­образования.

Фармобразование: цифры и тенденции

Фармацевтических факультетов и вузов в РФ насчитывается около четырех десятков — то есть условно по одному образовательному учреждению на каждые 1–1,5 тысячи аптечных объектов. Что в общих чертах соответствует соотношению и в других странах: в Канаде при общем числе аптек 9558 (не считая госпитальных, данные на 1 января 2015 г.) функционирует 10 учебных учреждений высшего фармацевтического образования, а во Франции на 21 772 аптеки (статистика на 1 февраля 2015 г.) приходится 24 фармацевтических факультета. Словом, количественно фармфакультетами наша страна не обделена. Но большому числу аптечных организаций нужны не просто кадровые единицы с дипломом, а квалифицированные специалисты, способные быстро и успешно влиться в ­работу.

На входе в систему фармобразования всё обстоит относительно позитивно. Специальность «фармация» продолжает оставаться весьма популярным выбором абитуриентов, конкурс на бюджетные места по‑прежнему высок. В качестве примера: в 2015 году на фармацевтическом факультете Кемеровской государственной медицинской академии на 20 бюджетных мест было подано 333 заявления (более 16 человек на место); на фармфакультете Ростовского государственного медицинского университета конкурс был более 10 человек на ­место.

А что на выходе из образования в профессию? Повернута ли наша система фармобразования лицом к практике? В беседе о ее плюсах и минусах, а также путях совершенствования, принимают участие две стороны. Одну из них представляет Иван Краснюк, профессор, доктор фармацевтических наук, декан фармацевтического факультета Первого Московского государственного медицинского университета (Первый МГМУ) им. И. М. Сеченова. Другую — Елена Неволина, исполнительный директор Некоммерческого партнерства «Аптечная ­гильдия».

Готов ли выпускник к ­работе?

Выпускники фармацевтических вузов и факультетов разлетаются по разным профессиональным «гнездам»; при этом самым значительным является процент трудоустроившихся в аптечной системе. Например, приводит статистику декан фармацевтического факультета Иван Краснюк, — приблизительно 40 % окончивших фармфакультет Первого МГМУ идут работать в аптеки. Эксперт считает, что раздел подготовки будущих аптечных специалистов поставлен в вузе хорошо и нареканий со стороны работодателей не ­вызывает.

В частности, целям отработки профессиональных знаний и умений служит «тренажерная» учебно-производственная аптека. «Это, по сути, копия современной аптеки, — рассказывает Иван Краснюк. — В ней имеется всё необходимое оборудование и набор лекарственных препаратов. Студенты сдают здесь практические навыки по фармацевтической технологии, фармацевтическому анализу, фармакогнозии, фармакологии (фармацевтическая информация), управлению и экономике ­фармации».

В свою очередь, исполнительный директор Некоммерческого партнерства «Аптечная гильдия» Елена Неволина, ссылаясь на распространенное мнение работодателей, считает, что выпускники, как правило, действительно хорошо знают «управление и экономику фармации», а вот с фармакологическими знаниями, необходимыми при консультировании аптечных посетителей, дело обстоит не столь радужно. При этом, по мнению эксперта, студентам дают большой объем знаний по фармакогнозии, которые в таком количестве не очень актуальны, поскольку аптеки уже не занимаются заготовкой лекарственного растительного сырья. "Работодатели, особенно крупные аптечные сети, сетуют, что выпускники зачастую не готовы сразу встать за первый стол. Приходится вкладывать средства, чтобы довести их до требуемого уровня знаний и навыков«, — резюмирует Елена ­Неволина.

Химия вопроса

Многие провизоры считают, что наше фармобразование «перехимичено», то есть имеет избыточный крен в сторону химических дисциплин. Между тем, полагают они, будущий провизор-первостольник, которому предстоит иметь дело почти исключительно с готовыми лекарственными препаратами, нуждается в большем акценте на фармакологический/фармакотерапевтический учебный компонент. А будущему заведующему аптекой нужен также упор на фармакоэкономические ­дисциплины.

Иван Краснюк согласен с тем, что этот вопрос обсуждается часто и что на первый взгляд кажется, что химии действительно много. Но это только кажущееся представление, подчеркивает эксперт, приводя следующий пример: «Подготовка квалифицированного разработчика лекарственных препаратов немыслима без знания химии. В основе подбора вспомогательных веществ, растворителей, солюбилизаторов, пролонгаторов, консервантов, в основе принципов стабилизации препаратов лежат чаще всего химические законы. Я уже не говорю о таких важных моментах, как осуществление контроля качества лекарственных препаратов, где без знания химических процессов работа попросту ­невозможна».

В то же время Иван Краснюк подчеркивает, что в последние годы в учебном плане увеличен объем изучения фармакологии, введена новая дисциплина «фармацевтическая информация», которую проходят на кафедре фармакологии. Кроме того, студенты изучают клиническую фармакологию. "Так что фармакологическая подготовка выпускников нашего факультета находится на должном уровне«, — заключает ­декан.

Елена Неволина говорит, что ей трудно не согласиться с мнением о «переборе химий» в учебных программах высшего фармобразования. Для тех, кто собирается трудоустроиться в сферу производства и контроля качества лекарственных средств, химические и технологические дисциплины более актуальны, чем для будущих первостольников. Но нагружаются и те, и другие студенты ими одинаково. Елена Неволина полагает, что в зависимости от того, куда пойдет работать студент фармацевтического факультета, одни предметы должны быть обязательными, а другие можно сделать факультативными. То есть продолжает быть актуальным вопрос о большей специализации отечественного ­фармобразования.

Допуск к профессии

Здесь мы подходим к вопросу о том, что должно измениться начиная с 2016 года. Государственная итоговая аттестация (ГИА), согласно п. 1 ст. 59 Закона «Об образовании в РФ», представляет собой «форму оценки степени и уровня освоения обучающимися образовательной программы». Новый порядок проведения этой аттестации, который пока еще только предстоит внедрить, предполагает также оценку готовности выпускников к практической ­работе.

Эта дополнительная процедура, которая, по сути, интегрирована в ГИА и является ее частью, названа аккредитацией. Проще говоря, аккредитация — это проверочное испытание выпускника на предмет того, готов ли он в данный момент к осуществлению фармацевтической деятельности (согласно определению п. 33 ст. 4 Федерального закона «Об обращении лекарственных средств») на должном уровне. Успешное прохождение аккредитации означает общий допуск к работе в профессии, в частности, к работе ­первостольника.

«Возглавлять комиссию по проведению аккредитации будут три сопредседателя, — рассказывает Елена Неволина. — Один из них будет представлять учреждение фармобразования, второй — профессиональное сообщество, в частности аптечные гильдии, ассоциации и т. д., третий — работодателей, то есть, в нашем случае, кто‑то от сетевых и несетевых аптечных ­организаций».

В разных флаконах

Фармацевтическая профессия, как и другие, имеет несколько специализаций. Чтобы успешно работать в этих узкоспециализированных направлениях профессиональной деятельности, требуются углубленные знания и дополнительные умения. Например, любой провизор-технолог не может «с ходу» приступить к самостоятельной работе в качестве провизора-аналитика — придется осваивать новую для него сферу фармдеятельности, приобретать навыки. Для подобных случаев, согласно изменениям в Законе «Об образовании в РФ», будет предусмотрен еще один этап аккредитационного процесса — специализированная аккредитация. Обрисуем ее в общих ­чертах.

Чтобы установить, готов ли выпускник приступить к той или иной работе, членам комиссии нужны нормы, стандарты, на соответствие которым его надо проверить. Речь в данном случае идет не столько о федеральном государственном образовательном стандарте (ФГОС 3+), сколько о профессиональных стандартах. В чем разница между ­ними?

В упрощенном виде ее можно изложить так. ФГОС предполагает, что специалист, прошедший программу высшего фармобразования и получивший квалификацию «провизор», готов к осуществлению всех видов фармдеятельности — от разработки, производства и контроля качества лекарств до их розничной реализации. "Но мы понимаем, что в одном флаконе это совместить невозможно«, — комментирует Елена Неволина. И чтобы «разлить» допуск к различным видам фармдеятельности по разным флаконам, заинтересованным сторонам — представителям сферы образования, профессионального сообщества, работодателей — предстоит разработать профессиональные стандарты, отдельные для первостольников («провизоров-технологов»), провизоров-аналитиков, «управленцев» (в частности, зав. аптекой), тех, кто хочет трудоустроиться в сферу производства лекарств, их дистрибьюции и т. ­д.

«Узкоспециализированные» профессиональные стандарты и лягут в основу процедуры специализированной аккредитации. При этом никому не возбраняется сдать экзамен на соответствие стандартам по двум и более направлениям — если, например, у провизора-первостольника возникнет желание поработать аналитиком или уйти на фармпроизводство, в сферу дистрибьюции и т. ­д.

2O16‑й покажет

В процессе беседы с нашими комментаторами обозначилось несколько точек расхождения и много областей совпадения взглядов. Иван Краснюк, декан фармацевтического факультета Первого МГМУ им. И. М. Сеченова, подчеркивает: «Помимо ФГОС 3+, который является нашим главным ориентиром в подготовке специалиста, мы ориентированы также на профессиональные стандарты, где четко сформулированы трудовые функции и действия специалиста». Елена Неволина, исполнительный директор Некоммерческого партнерства «Аптечная гильдия», указывает на то, что требования профстандартов будут закладываться и в ФГОС. То есть в документальном смысле — на уровне намерений, "буквы закона" — обозначился вектор на сближение профессиональных реалий и процесса фармобразования и аттестации/аккредитации. Однако как всё сложится в действительности, покажет начавшийся ­год.

Интересно, что от представителей федеральных регуляторов можно иногда услышать следующее мнение: почему бюджет должен содержать учреждения фармобразования, если выпускники потом идут работать в частные организации? Можно предположить, что если участники отрасли — крупные производственные, оптовые, аптечные компании — действительно когда‑нибудь начнут учреждать и финансировать фармфакультеты и колледжи, учеба и профессиональная практика сблизятся еще больше.

0 0 лайков 737 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Новые профстандарты и прием у врача через интернет: новинки фармзаконодательства

Что изменилось в нормативно-правовом поле в июне 2017 года

0 комментариев 0 лайков 1426 просмотров

Фармабсурд: заведующему нельзя быть первостольником

Самвел Григорян о нормах, не позволяющих обладателям сертификата по специальности «Управление и экономика фармации» работать за первым столом

3 комментария 0 лайков 6137 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку