18+

Статьи / Журнал /

Единая наценка на ЛС: последствия

Единая наценка на ЛС: последствия

Депутаты задумались о принципиальном изменении ценообразования на фармацевтическом рынке — станут ли препараты доступней?

В прошлом месяце поводом для широкого публичного обсуждения стали планы группы депутатов Государственной Думы РФ (ГД) по изменению законодательства в сфере лекарственного ценообразования. Об этом рассказал «Коммерсантъ» («Ъ») в материале под названием «Госдума хватается за таблетки». Согласно полученным этим изданием сведениям, межфракционная рабочая группа ГД по совершенствованию законодательства в сфере лекарственного обеспечения граждан и обращения лекарственных средств (далее — «межфракционная группа») планирует, среди прочего, предложить ограничить долю отдельных структур на фармрынке на уровне субъектов РФ и в целом по стране, а также ввести фиксированную единую наценку на лекарственные препараты. Речь, по всей видимости, идет о фиксации наценки в рублях. Детали второй инициативы пока неясны. Однако, если полагаться на информацию «Ъ», речь может идти о единой наценке на группы препаратов с одним МНН и одинаковой формой выпуска. В любом случае, внедрение такой инициативы в практику означает существенный пересмотр ныне действующей лекарственной ценовой политики и сильно отразится на фармритейле. Поэтому мы попробуем изучить плюсы, минусы и прочие последствия предлагаемого нововведения.

Наш эксперт

Николай Беспалов

директор по развитию аналитической компании RNC Pharma

Кто это придумал

Несколько слов об инициаторах нововведения. Решение о создании межфракционной группы, о которой идет речь, было принято на Совете ГД 13 февраля текущего года. Возглавил ее первый заместитель руководителя фракции «Единая Россия» в ГД Андрей Исаев, а заместителем руководителя группы был назначен Дмитрий Морозов, председатель Комитета по охране здоровья. При создании группы и за прошедшие с тех пор месяцы прозвучали важные заявления, позволяющие понять общее направление, в котором она будет работать. В частности, Андрей Исаев выделял среди главных проблем российского лекарственного рынка его зависимость от импортных поставок и его монополизацию от начала производства до непосредственной реализации лекарств населению. Тогда же он отмечал, что депутаты уделят отдельное внимание работе аптек и мерам, направленным на повышение доступа граждан к качественным дешевым отечественным препаратам.

Последняя «ценовая» инициатива, в случае принятия, по сути станет первым масштабным пакетом нововведений, реализованным Межфракционной группой. Но до этого пока далеко — документ находится в стадии разработки. Однако, уже на этом этапе имеет смысл проанализировать последствия, к которым может привести столь глобальная реформа фармрынка. В этом нам поможет эксперт — директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов.

На конкретном примере

Итак, к чему может привести внедрение единой наценки, то есть, по сути уравнивание наценок? Николай Беспалов приводит такой пример: «Представим себе линейку препаратов эналаприла, скажем в лекарственной форме таблетки, дозировке и расфасовке 20 мг № 20. Разброс цен (возьмем цены дистрибьюторов, чтобы не учитывать возможную разницу в наценке) на них будет от 16 руб. на препарат торговой марки О. до 102 руб. на препарат Э. Допустим, розничная наценка составляет в данном случае 20 % (для простоты расчетов). Соответственно, в первом случае аптека заработает 3,2 руб. (20 % от 16 руб.), а препарат для потребителя будет стоить 19,2 руб. Во втором случае аптечная организация заработает 20,4 руб., а потребителю препарат Э. обойдется в 122,4 руб. Естественно, второй вариант для аптеки выгоднее, особенно если компания-производитель препарата Э. будет оплачивать еще и услуги по продвижению своего ЛС в аптеках (бэк-маржа).

Теперь, продолжает Николай Беспалов, представим, что нам сверху спустили единую наценку для этого препарата и установили ее, скажем, на уровне 11,8 руб. (среднее между минимальной и максимальной наценкой). В итоге аптечной организации становится на первый взгляд безразлично, какой препарат продавать («на первый взгляд», потому что есть еще маркетинговые выплаты). В итоге потребитель увидит удешевление более дорогого препарата (в данном случае это препарат Э.) — он будет стоить не 122,4 руб., а уже 113,8 руб. (102 руб. + 11,8 руб.). А вот самый дешевый препарат подорожает с 19,2 руб. до 27,8 руб., то есть на 45 %!»

«Бедные станут беднее, богатые — богаче»

А теперь давайте вспомним мотивацию инициаторов нововведения. Судя по информации «Ъ», один из членов межфракционной группы Елена Панина отметила, что нововведение «позволит аптекам зарабатывать на количестве проданных лекарств независимо от их стоимости». Пример, приведенный Николаем Беспаловым, наглядно это демонстрирует.

Однако следующее утверждение, содержащееся в том же материале «Ъ», уже не столь однозначно. Процитируем его: «[внедрение единой наценки на группы препаратов с одним МНН и формой выпуска] позволит избежать приоритетной продажи дорогостоящих препаратов с высокой наценкой для получения наибольшей прибыли».

Формально это утверждение соответствует истине — ведь в случае единой наценки аптечная организация получит одинаковую прибыль от реализации и более дорогого и наиболее дешевого препарата. Но как быть с тем, что волею законодателей значительно подорожают препараты одного и того же МНН с низкой стоимостью? Ведь формально внедрение новой системы ценообразования всегда мотивировано заботой о потребителе. Но мы же не спросили потребителя, что менее болезненно для его кошелька: небольшое удешевление самого дорогого препарата или существенное подорожание самого дешевого?

«Бедные станут беднее, так как для них препараты вырастут в цене, а богатые станут богаче — поскольку лекарства дорогого ценового сегмента, скорее всего, в цене просядут. В итоге за реформу заплатят самые социально незащищенные слои потребителей, которые и так не могут себе позволить купить более дорогой аналог в линейке торговых наименований одинакового МНН. В среднем все будет благостно, но в реальности это будет самая настоящая катастрофа в лекарственном обеспечении», — прогнозирует Николай Беспалов.

В таком случае, кто же выиграет от нововведения? По мнению Николая Беспалова, выиграют крупные сетевые структуры, которые активно занимаются промоушеном и имеют большую бэк-маржу, в то время как небольшие сети пострадают, так как возможности зарабатывания фронт-маржи будут кардинально сокращены.

Для кого наценка важней

Любой потребитель лекарств хочет, чтобы они обходились ему дешевле. Но снижение цен на них вряд ли достигается залихватским взмахом «законодательного топора». Средняя розничная наценка на лекарственные препараты по стране, по словам Николая Беспалова, составляет сейчас порядка 25 %. Заметим, что речь идет не только о препаратах из перечня жизненно-необходимых и важнейших, а о лекарственном ассортименте вообще. У парафармацевтической продукции розничная наценка зачастую выше.

В сетях-дискаунтерах средняя розничная наценка ниже, чем в «классических» аптеках — в частности потому, что помимо фронт-маржи имеется еще и бэк-маржа. Впрочем, их соотношение весьма переменчиво и зависит не только от формата позиционирования сетевой структуры, но и от того, насколько в ней развиты маркетинговые услуги для производителей.

В крупных сетях доля бэк-маржи однозначно выше, чем у небольших региональных сетевых компаний. Но заслуживающей доверия статистики, обращает внимание Николай Беспалов, к сожалению, нет. Ведь величина бэк-маржи, как правило, является коммерческой тайной и никто ее размеры афишировать не спешит.

«Но, грубо говоря, нормальным явлением являются примеры, когда бэк- и фронт-маржа соотносятся примерно, как один к одному. Слишком сильно увеличивать долю бэк-маржи тоже не всегда выгодно — фактически сеть попадает в полную зависимость от контрактов с производителями, а это означает, что ей можно диктовать условия», — резюмирует Николай Беспалов.

Наценка на разные ЛС

Рассмотрим также вопрос о том, как различается розничная наценка на разные типы лекарственных препаратов. Николай Беспалов не находит тут явных закономерностей. По его мнению, многое зависит не столько от типа препарата, сколько от особенностей сети и ее ассортиментной политики.

«И сколько будет сетей, столько будет и вариантов», — считает эксперт, — «Конечно же, наценка на препараты перечня ЖНВЛП существенно ниже таковой для препаратов, которые в перечень не попадают, просто в силу наличия известных законодательных ограничений. В остальном все зависит от того, находится ли препарат в промоушене или нет. Если сетевая структура получает за продукт маркетинговые отчисления, фронт-маржа на него может быть и нулевой, и даже отрицательной».

Причем продвигаются далеко не всегда только самые дорогие брендированные препараты, подчеркивает Николай Беспалов. Есть примеры активного промоушена и препаратов дженериков, и даже условных собственных торговых марок (УСТМ), которые могут продаваться с минимальной наценкой, но за которые аптека получает выплаты от производителей, гарантируя отсутствие в ассортименте продуктов-аналогов, производимых другими фармкомпаниями. Кроме этого, обращает внимание Николай Беспалов, у сетевых структур имеется перечень препаратов-маркеров, на основании цен которых потребители формируют представление о ценовой политике сети в целом. При этом эксперт отмечает, что для таких продуктов, опять же, может устанавливаться минимальная наценка, тогда как остальные продукты будут торговаться по средним рыночным ценам.

Заключение

Возвращаясь к приведенному выше показателю средней розничной наценки на лекарственные препараты по стране (около 25 %) и вспомная, что у препаратов перечня ЖНВЛП она существенно ниже, можно отметить, что речь идет о сравнительно небольших процентах наценок. Для сравнения, средняя наценка в продуктовом ритейле колеблется в районе 20–40 %, а наценка, например, ресторанов исчисляется сотнями процентов. Поэтому стремление ограничить наценки в аптеках имеет свои физические пределы.

Предлагая новую ценовую стратегию, важно этими благими намерениями, ведущими порой в не самом хорошем направлении, не навредить потребителям, особенно самым бедным, приобретающим наиболее дешевые аналоги ЛС. Судя по экспертным комментариям, в случае реализации нововведения такая перспектива не исключена. Равно как и прогнозируемое снижение доходов небольших аптечных организаций также трудно назвать положительным эффектом.

2199 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Комментарии
comments powered by HyperComments