18+

Статьи / Журнал /

«Pharmastrategies-2021»: краткий обзор

«Pharmastrategies-2021»: краткий обзор

О чем говорили на саммите — национальная лекарственная безопасность, рост популярности БАДов и советы по выживанию для аптек

Саммит «Pharmastrategies-2021», состоявшийся в Москве 14–15 сентября, стал первой «живой» встречей фармацевтического сообщества после долгого перерыва, вызванного пандемией. Вместе с фармотраслью и регуляторами участие в обсуждении приняли университеты. А тем для дискуссии накопилось множество. Последствия COVID-19 для фармсектора и экономики в целом, сбои на старте маркировки, изменения в ценообразовании, вызванные скачками валютных курсов и регуляторными коррективами. Отмена специальных налоговых режимов для малых аптечных организаций, пикирующий лекарственный рынок и растущий спрос на БАД. Вопрос о производстве субстанций, предложения о сотрудничестве науки, высшей школы и промышленности… Многочисленные «вызовы и ответы» 2020‑го объединяет одно — проблема доступа к лекарственной терапии. Анализ «постпандемических» тенденций в фармотрасли и путей преодоления возникших проблем, а также интересные данные и мнения экспертов — в нашем репортаже с саммита.

14 сентября — XII Международная конференция «Что происходит на фармацевтическом рынке?»

В первый день саммита были подняты наиболее острые экономические вопросы лекарственного производства. 2019 и 2020 годы и так проходят под знаком масштабного пересмотра цен, а тут еще «корректировки», внесенные пандемией и состоянием иностранной валюты.

«Все мы говорим о новой коронавирусной инфекции. Но есть и значительные колебания валютных курсов. Евро и доллар взлетели на 25 % — и экономика препаратов изменилась, — замечает исполнительный директор СПФО Лилия Титова. — Конечно, это не двукратный рост 2014 года, но всё равно повышение критично. А ряд субстанций в разгар пандемии нельзя было приобрести за рубежом».

Цены

При этом случаи пересмотра цен на лекарственные препараты в индивидуальном порядке — скорее единичные, замечает эксперт. И констатирует: в вопросе дефектуры важно работать на упреждение. Ведь не всегда ясно, что делать с рисками, когда они уже стали реальностью.

Перемены в ценообразовании были бурными еще до старта пандемии. Первого марта вступил в силу новый Федеральный закон № 475‑ФЗ. Документ был принят в конце декабря 2019‑го — и фактически ввел новое определение референтного препарата, обращает внимание гендиректор Ассоциации Российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев.

Поскольку изменилось ключевое понятие, претерпел изменения и перечень референтных лекарственных средств. Всё бы ничего, но заявление на перерегистрацию цены фармпроизводители должны были подать согласно постановлению Правительства РФ от 16.12.2019 г. № 1683 — и успеть при этом в сроки до 18 февраля.

«Как быть тем добросовестным производителям, которые зарегистрировали дженерики с понижающим коэффициентом, а те позднее стали референтными препаратами?» — предлагает задуматься глава АРФП.

Интересен и вопрос о переменах с обратным знаком: как отметил руководитель ассоциации «Инфарма» Вадим Кукава, референтного статуса лишились 35 лекарственных средств.

В случае отмены статуса референтного препарата цена сохраняется, поясняет директор департамента государственного регулирования обращения лекарственных средств Минздрава России Филипп Романов. В целом процесс обязательной перерегистрации цен идет активно — для 93 % референтных препаратов процедура успешно завершена.

Фармсубстанции

Еще ряд вопросов ждет своего решения: как отметили участники конференции, не урегулированные на сегодня проблемы ценообразования нередко служат основанием для прекращения производства или поставок препаратов. Один из таких вопросов касается фармацевтических субстанций.

По прозвучавшим на конференции данным экспертов, сегодня к активным ингредиентам внимательно присматриваются даже в США: знаменитый производитель фотоаппаратов Kodak теперь переориентирован на фармсубстанции. Задача предприятия — обеспечить 25 % американского рынка дженериков. А ведь положение у штатов не блестящее, во втором квартале экономика страны рухнула на 32,9 % в пересчете на годовые темпы. Спад оказался таким, что перечеркнул весь экономический рост с 2015 года.

Одна из крупнейших стран-экспортеров субстанций — Индия, после пандемии ограничивает импорт китайского лекарственного сырья. Восточное государство берет курс на собственные активные ингредиенты. Их производство в приоритете ближайших трех лет.

В необходимости собственного производства фармсубстанций после пандемии мало кто сомневается. Вопрос в реализации на практике и организации восстановления разрушенной в девяностые отрасли. Как лучше поддержать «полный цикл» производства лекарств в нашей стране? Президент группы компаний «Bright Way» Людмила Щербакова предлагает рассмотреть практику национального офсетного контракта. Механизм таков: государственный заказчик заключает договор на приобретение препарата, произведенного из определенной фармацевтической субстанции. Это гарантирует производителю АФИ возврат инвестиций и в то же время помогает решить вопрос с кредитным бременем. Отсюда дополнительные возможности для развития, в том числе для выхода в коммерческую фармацевтическую розницу.

Председатель правления «Союза фармацевтических и биомедицинских кластеров России» Захар Голант советует ввести в практику понятие консорциума. Под консорциумом, поясняет эксперт, подразумевается кооперация производства субстанций, производства готовых лекарственных форм и образовательной организации. Долгосрочный контракт при такой схеме заключается также с производителем готовых форм.

Напомним, распоряжением Правительства от 01.08.2020 № 2015‑р расширен перечень стратегически значимых лекарств, производство которых нужно обеспечить на территории нашей страны. Теперь их не 57, а 215. Чтобы выполнить поставленную масштабную задачу, подчеркивает Голант, необходим формат долгосрочных договоренностей — сроком на 3–5 лет. Такой стабилизирующий фактор важно внедрить и в регулировании на уровне ЕАЭС: нужны практики, дающие производителю определенность на пяти-семилетний период.

По мнению гендиректора АО «Активный компонент» Инны Семеновой, важно рассмотреть также возможность возврата мер поддержки, уже действовавших в последние несколько лет. Среди них, в частности, 50 % компенсация стоимости лизинга оборудования.

Внимание участников конференции привлекла и недавняя ситуация, в которой срочно потребовался «план Б»: отказ стран-поставщиков субстанций в импорте АФИ для ряда препаратов. «Хорошо, что у нас есть научные центры, и необходимые компетенции были разработаны. Но представим себе ситуацию, когда технология сложная, и мы не сможем разработать ее быстро. Даже если производить нецелесообразно, целесообразно ли обладать технологией? — предлагает задуматься директор Института трансляционной медицины и биотехнологии Первого МГМУ имени И. М. Сеченова Вадим Тарасов. — Создание пула технологий жизненно необходимо для национальной безопасности страны».

И к тому же, станет стимулом для научных исследований и лекарственной промышленности.

Национальная фармацевтическая безопасность — не единственный положительный эффект производства субстанций, замечают эксперты. Сам процесс решения задачи стимулирует развитие сразу нескольких отраслей:

— химической промышленности;
— научных исследований;
— производства оборудования для хим- и фармпрома;
— транспорта;
— образования, как высшего, так и среднего профессионального.

Развитие образования — например, в области химического синтеза — необходимо включить в стратегию «Фарма-2030», считает ректор РХТУ им. Д. И. Менделеева Александр Мажуга. Как для химической, так и для фармацевтической промышленности важен фундамент — научная база.

«Регулятору нужно сформировать меры поддержки связи науки и бизнеса 0 чтобы не боялись создавать инновационные продукты, — полагает Вадим Тарасов. — Мы к этому готовы. Это нужно делать. Иначе никаких следующих шагов не получится».

«Нужно просто понимать, что продукция, которую мы производим, необходима, — замечает Людмила Щербакова. — Чтобы поднять целую отрасль, и, благодаря этому, «вытащить» еще четыре-пять сопутствующих».

Цифры не врут

Наверное, одна из наиболее тревожных тенденций, отмеченных аналитиками — это рост уровня безработицы, одновременно с которым падает аптечный рынок, обращает внимание гендиректор DSM Group Сергей Шуляк. Стремительный рост аптечной реализации лекарств был отмечен только в марте, после этого падение продолжается даже до июня включительно.

Соответственным образом обстоят дела и с аптечной выручкой: как замечает гендиректор AlphaRM Анна Ермолаева, в марте ее средние значения на аптеку достигли 2 миллионов 147 тысяч рублей в месяц. Вслед за пандемическим взлетом последовало пике, из которого фармацевтическая розница выходит очень и очень медленно: 1 миллион 484 тысячи в мае, и 1 миллион 568 тысяч в августе. Некоторые различия, по данным AlphaRM, связаны с форматом аптечных сетей: если сравнивать с серединой 2019‑го, то доля выручки федеральных и крупных региональных сетей выросла на целых три процента — с 54 % до 57 %. Доля единичных аптек уменьшилась на один процент, а локальных сетей — на два.

Одновременно меняется структура аптечной выручки. По состоянию на август рекордный 17‑процентный прирост в рублях показали… БАДы. Биодобавки лидируют с сильным отрывом: у рецептурных и безрецептурных препаратов — 8 и 7 % соответственно. Прочий, то есть нелекарственный ассортимент, увы, в продажах не растет. Что, вероятно, связано с состоянием семейных бюджетов, крем или зубную пасту все чаще покупают в супермаркете.

В упаковках динамика выражена менее резко: БАДы — плюс 7 %, безрецептурные — плюс 5 %, лекарства по рецепту 2 плюс 4 % и прочий ассортимент — плюс 2 %.

По итогам июня уже у трех производителей из первой десятки падают продажи в рублевом выражении, констатирует Сергей Шуляк. С мая лекарственный рынок ушел в отрицательную зону. Если не считать мартовский всплеск, он растет в рублях вдвое меньше, а в упаковках и вовсе падает.

Драйвером роста остается госсегмент. По сравнению с первым полугодием 2019‑го он вырос в деньгах на целых 39 % (клинический сегмент показал 55‑процентный рост, льготное лекарственное обеспечение увеличило финансирование на 16 % и целевые программы — на 100 %). Доля средств пациентов в общих расходах на лекарства, по данным AlphaRM, уменьшилась с 69 % до 63 %. Плюс этой ситуации в росте финансирования в государственном лекарственном обеспечении. А вот минусы связаны с безработицей и вынужденным отказом наших сограждан от необходимого лечения (эти факторы также сыграли роль в сокращении личных расходов посетителя аптеки).

Число аптечных организаций, если сравнивать с 2019‑м, продолжило расти: 67,9 тысяч против 66‑ти год назад. Но, по всей вероятности, около 1900 новых аптек успели открыться до начала пандемии. Наиболее значительно свое присутствие усилили крупные сети (+2 %). Чуть больше стало аптек индивидуальных (+1 %). А вот локальные аптечные сети уменьшились на три процентных пункта.

К середине 2020‑го крупнейшие игроки догнали небольшие сети. Теперь и у тех, и у других по 42 % аптечного сегмента. Лидерами по приросту остаются «Магнит аптека», «Ригла» и «Имплозия». Классические единичные аптеки занимают 16 % рынка.

Рост числа аптек происходит неравномерно, многое зависит от региона. Как обращает внимание Анна Ермолаева, больше всего новых аптечных учреждений в Подмосковье, Краснодарском крае, Ростовской и Самарской области, а также в Санкт-Петербурге (город на Неве замыкает пятерку лидеров — в нем открылось 79 аптек).

А вот в Татарстане, Пермской, Владимирской, Нижегородской и Белгородской области многие аптеки не смогли пережить кризис. Труднее всего ситуация под Белгородом — там недосчитались 127 аптечных учреждений. В Подмосковье, несмотря на прирост числа аптек, рублевые продажи лекарств снизились на 2 %. Таков результат за первые восемь месяцев 2020‑го. Если же сравнить показатели за апрель-август с аналогичным периодом 2019‑го, падение составит 6 %. В Челябинской и Омской области аптечные продажи медикаментов сократились на четверть. За период с апреля по август спад сильнее — минус 27 % и минус 29 % соответственно.

Чуть больше одной пятой — минус 23 % и минус 21 % — составило сокращение аптечной реализации лекарственных препаратов в Волгоградской области и Республике Башкортостан. С апреля по август — минус 28 % и минус 26 %.

И вот что любопытно: помимо противовирусных, антисептиков и иммуностимуляторов в продажах выросли… антикоагулянты, и средства, применяемые при диабете. Хотелось бы надеяться, что тенденция не связана с ростом соответствующих хронических заболеваний.

15 сентября — Аптечный саммит «Новая аптечная реальность в России и СНГ»

Для аптек действительно многое изменилось, и речь не только и не столько о пандемии.

«Бестселлер уходящего года — ЕНВД и маркировка», — горько шутит глава СРО ААУ «СоюзФарма» Мария Литвинова. Сложности с двумя означенными тенденциями возникают даже у достаточно крупных организаций.

«Пришла первая партия маркированных препаратов, и сразу начались проблемы, — вспоминает гендиректор УК «Аптечные традиции» Дмитрий Руцкой. — Выяснилось, что сканеры настроены не так, прошивку нужно менять, и, кроме того, требуется вносить коррективы в работу программы 1С. Теперь ИТ-специалисты занимаются этими процессами с утра до ночи».

«С точки зрения логистических процессов маркировка внесла свои коррективы, — констатирует директор по развитию бизнеса фармдистрибьютера «Авеста Фармацевтика» Олег Купленский. — Раньше сбор и приемка занимали одно время. А сейчас это время существенно увеличилось».

«В восьми случаях из десяти аптека не может принять маркированную продукцию, — сообщает гендиректор маркетингового союза «ПроАптека» Евгений Коротков. — И причины тому внешние». Например, ошибка, допущенная электронной системой. Руководитель аптечного союза обращает внимание: чем медленнее входить в маркировочный проект, тем это будет экономически логичнее.

С учетом имеющегося количества сбоев внедрение маркировки должно быть плавным и поэтапным. Тем более, что подстраховать себя финансово аптеке трудно. Нелекарственный ассортимент выручает не всегда. Как замечает гендиректор «Премьер Продукт» Олег Галанин: «За четыре года аптечные продажи средств по уходу за полостью рта упали на 25 %. Каждый четвертый покупатель ушел из аптеки в «Пятерочку»». Важно, чтобы производители зубных паст и зубных щеток защищали интересы аптек, подчеркивает эксперт. Фармации стоит работать с теми предприятиями, которые изучают аптечный формат. Чтобы решить возникшую задачу, возглавляемая Олегом Галаниным компания разделила линейки средств по уходу за полостью рта — для магазинов и для аптек. Благодаря появлению «аптечных» наименований объемы реализации выросли.

В лекарственном ассортименте зона риска, как и у производителя — проблемы сегодняшнего ценообразования. «Дешевые препараты «переползают» в средний сегмент, средние — в дорогой», — отмечает директор по продажам и продвижению фармацевтической компании «Синтез» Екатерина Славгородская.

«Люди беднеют. И брендовые дженерики будут очень сильно биться за место на полке, — предупреждает Дмитрий Руцкой. — Ключевым понятием станет доходность».

Как быть в такой ситуации единичным аптекам и небольшим сетям? На одном из московских проспектов неподалеку от МГУ работает единичная аптека, а рядом с нею представители нескольких крупнейших сетей, рассказывает гендиректор «Риглы» Александр Филиппов. Выручка у классической аптеки при этом достойная. Однако от планов приобрести успешно работающую организацию федеральный игрок отказался. Почему?

«Провизор знает размеры ортопедической обуви для своих посетителей, знает, кому какое лекарство нужно, знает каждого по именам… Такие индивидуальные вещи мы реализовать не можем, — объясняет Александр Филиппов. — А если не можешь реализовать, покупать не надо. У нас во многом всё стандартизировано, у малых аптечных организаций больше индивидуальных моментов и быстрее процесс принятия решений. У них больше гибкости».

«Нужно смотреть, в чём вы сильны, — советует Василий Слепов, собственник аптечной сети «Здоровье» (г. Усть-Лабинск). — Постоянно смотреть, в чём вы сильнее, и постоянно меняться. Но, если вы отдаете основные бизнес-процессы на аутсорсинг, вам будет трудно видеть фармацевтический рынок в перспективе».

Тактику важно сочетать со стратегией. Но стратегический пятилетний план (на основе которого будет выверяться и корректироваться оперативный план на год) можно грамотно составить только тогда, когда перед глазами полная картина происходящего, и анализ ситуации в отрасли не был полностью делегирован сторонней организации.

«Дальше легче не будет — но ты поедешь быстрее, сказал как‑то мой тренер по триатлону, — замечает владелец воронежской аптечной сети «Фармия» Роман Кубанев. — Так и в работе аптеки. Просто брать и делать. Невозможно купить эффективные решения, надо действовать самому».

Не стоит надеяться и на маркетинговые бонусы — особенно сейчас, когда экономическое положение фармпроизводства тоже не блестящее, предостерегает Слепов. «Однажды сын спросил у меня: папа, что важнее — сердце, печень или мозг? — вспоминает эксперт. — С рентабельностью аптеки всё так же. Гипертрофированное внимание к бэк-марже и пренебрежение остальным — путь в никуда».

Экстенсивная стратегия — тоже не выход. «Последние лет 10–15 мы путаем рост с развитием, — резюмировал гендиректор «Лекарственной экосистемы» Герман Иноземцев.

759 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Комментарии
comments powered by HyperComments