18+

Статьи — Журнал — Аптека: взгляд изнутри

Реестр фармспециалистов: всех пересчитают

Елена Неволина рассказала, зачем нужен реестр фармспециалистов и как он связан с непрерывным фармацевтическим образованием

Вы слышали, дорогие работники аптек, вас скоро внесут в реестр? Поскольку раньше без него обходились, то возникает вопрос, зачем он нужен и что из себя представляет. И будет ли нам с ним лучше, чем без него. О создании реестра рассказала «Катрен-Стиль» Елена Неволина, исполнительный директор НП «Аптечная гильдия» и Союза «Национальная фармацевтическая палата», эксперт Секции по медицине Экспертного совета при Правительстве РФ.

Наш эксперт

Елена Неволина

исполнительный директор Некоммерческого партнерства «Аптечная гильдия» и Союза «Национальная Фармацевтическая Палата»

Немного предыстории. Вступившие в силу 1 марта 2017 г. Правила Надлежащей аптечной практики позволили работникам аптек, не имеющим фармобразования, осуществлять розничную торговлю нелекарственных товаров аптечного ассортимента. Но это только одна сторона медали. С другой стороны, Постановлением Правительства РФ от 04.07.2017 № 791 ужесточена ответственность за нарушение квалификационных требований к фармспециалистам — теперь они относятся к категории грубых нарушений лицензионных требований.

То есть, позволив аптечным организациям использовать труд нефармспециалистов в части сопутствующего ассортимента, одновременно ужесточили ответственность за нарушения в данной сфере. Судя по словам Елены Неволиной, создание реестра направлено на их предотвращение. Но только ли? На эти и другие вопросы эксперт ответила в интервью нашему изданию.

КС: Елена Викторовна, какова цель создания реестра фармспециалистов?

Елена Неволина: На сегодняшний день никто не может назвать точное число людей, занимающихся в нашей стране фармацевтической деятельностью (разумеется, речь идет о тех, кто занимается ей законно). Потому что существуют определенные сложности подсчета. Например, один провизор или фармацевт может формально работать не в одной, а в двух или нескольких фарморганизациях.

Бывает, что оптовики не очень строго соблюдают правила допуска работников к фармдеятельности, так как на отдельных складах ошибочно считают, что сборка товара — это не отпуск и не реализация, и поэтому иногда используют лиц, не имеющих фармобразования.

Таким образом, создание реестра необходимо в первую очередь для того, чтобы мы четко видели и понимали, кто же в нескольких десятках тысяч российских аптечных объектов оказывает фармацевтическую помощь населению.

Кроме того, Совету по профессиональным квалификациям сейчас переданы полномочия по согласованию контрольных цифр приема в вузы. И получается, что в нынешних условиях приходится их согласовывать, тыча пальцем в небо. Мы не знаем, сколько требуется студентов, поскольку нет ясности в плане общего количества работающих фармспециалистов и прочей необходимой кадровой статистики.

КС: Если я вас правильно понял, то для начала целью является банально подсчитать провизоров и фармацевтов…

Елена Неволина: Верно, первый этап — это именно подсчитать. А дальше из этого подсчета вытекает множество другого. Приведу один пример. На следующих этапах мы сможем в текущем режиме определять, сколько человек у нас нуждаются в системе повышения квалификации, которая должна проходить либо путем сертификации 1 раз в 5 лет, либо путем вступления в систему непрерывного фармацевтического образования (НФО). А сегодня и в этой сфере мы идем, можно сказать, вслепую.

КС: Все фармспециалисты будут внесены в реестр или только аптечные провизоры и фармацевты?

Елена Неволина: Все, кто законным образом занят фармацевтической деятельностью.

КС: Не все провизоры и фармацевты работают по специальности. Некоторые уходят из отрасли, уезжают куда‑то, женщины выходят замуж и нередко перестают работать (временно или постоянно), находятся в декрете и т. д. То есть получается, что человек занесен в реестр, но в данный момент не работает, не присутствует в отрасли. Как быть с этим?

Елена Неволина: Реестр, несомненно, будет актуализироваться. Мы как раз сейчас прорабатываем вопрос, каким образом обязать ответственное лицо вносить в реестр соответствующие изменения. Этими лицами, дополняющими реестр текущей/актуальной информацией, скорее всего, будут руководители розничных и оптовых отраслевых организаций. Они могут увольнять работников, принимать на работу новых — все эти изменения должны сразу вноситься в реестр. Он не должен быть составлен однажды и навсегда.

КС: Кто (какая структура) будет создавать/поддерживать реестр и как он будет актуализироваться?

Елена Неволина: Мы проговаривали этот вопрос с Минздравом РФ, но он еще окончательно не решен. Возможно, что Минздрав отдаст эти полномочия Национальной фармацевтической палате (НФП). В частности, потому что НФП является участником процесса аккредитации фармспециалистов — все аккредитационные комиссии возглавляются ее членами — и представителем интересов фармсообщества и фармспециалистов.

КС: То есть из сказанного вами вытекает, что актуализация реестра может проводиться во взаимодействии НФП с отраслевыми работодателями и фармспециалистами?

Елена Неволина: Совершенно верно. Добавлю, что в то же время у нас будет тесное сотрудничество по этому вопросу как с Минздравом (в отношении аккредитованных специалистов), так и с Росздравнадзором — в отношении объектов, на которых работают фармспециалисты.

КС: То, что вы описываете, напоминает аналогичную систему, действующую в других странах, где фармацевты регистрируются при самоуправляющихся профессиональных ассоциациях, часто называемых «Аптечными советами» или «Аптечными коллегиями». Данная регистрация фактически и означает занесение их в реестр. В этих странах составляются и ведутся также реестры аптечных объектов. Понятно, что и они должны быть полными, всеобщими (то есть охватывать всю страну) и актуальными, чтобы на них могли полагаться эксперты, регуляторы, аналитики, журналисты и т. д. Ведь неактуальный реестр имеет следствием ошибочные управленческие решения или ненадежные экспертные рекомендации. Видите ли вы необходимость в разработке также федеральных реестров аптечных объектов?

Елена Неволина: На сегодняшний день у нас имеется реестр Росздравнадзора, но существует проблема надлежащего поступления информации для этого реестра, ее актуальности. Бывает, что сотрудник ведомства приходит с проверкой по указанному в лицензии адресу и обнаруживает, что аптечный объект не функционирует (закрылся либо переехал). А лицензия привязана к адресу, в том числе в реестре.

Поэтому поставленный вами вопрос актуален. Когда будет создан реестр фармработников с указанием их места работы, он поможет «очистить» список лицензий от нефункционирующих точек и, таким образом, составится актуальный реестр аптечных объектов. То есть это произойдет на следующем этапе.

Поскольку вы упомянули зарубежный опыт, напомню, что в Великобритании, например, членство в Королевском фармацевтическом обществе является для фармспециалистов обязательным. Кроме того, свою квалификацию они периодически подтверждают именно в этой структуре.

КС: Какие данные фармацевта/провизора могут служить в реестре фармработников в качестве идентифицирующих?

Елена Неволина: Исчерпывающего ответа на данный вопрос пока нет, он находится в стадии проработки. В процессе аккредитации специалистов Минздрав в качестве идентификатора использует Страховой номер индивидуального лицевого счета (СНИЛС). Однако при таком подходе возникает проблема фармспециалистов-иностранцев с подтвержденными дипломами, которые обладают правом работы в нашей стране, но при этом не имеют СНИЛС.

Следовательно, нам необходимо найти такой вариант, который позволит идентифицировать всех, кто на законном основании осуществляет в РФ фармдеятельность. По всей видимости, СНИЛС останется, но нам предстоит найти дополнительный идентификатор — номер диплома, паспорта и т. д. Пока однозначно ответить трудно.

КС: Каковы предположительные сроки создания реестра фармспециалистов?

Елена Неволина: Думаю, слишком быстро составить реестр не получится, но в течение года мы его должны создать. Для этого имеются определенные предпосылки. В частности, с Минздравом у нас имеется устная договоренность о том, что мы сможем автоматически включать в реестр всех, кто начиная с 2016 г. прошел и пройдет процедуру аккредитации. То есть молодых специалистов.

Что касается остальных провизоров и фармацевтов, необходимо поработать с Росздравнадзором по организациям и индивидуальным предпринимателям, имеющим лицензию на осуществление фармдеятельности и являющимся работодателями фармспециалистов. Копии их документов, как известно, в ходе лицензионных процедур передаются в Росздравнадзор.

КС: Складывается впечатление, что посредством реестра аптечное сообщество будет в том числе мониторить уровень профессиональной квалификации тех, кто его составляет. И это также, вероятно, является одной из целей нововведения.

Елена Неволина: Абсолютно правильно. Кроме того, при составлении и поддержании реестра мы будем смотреть, какое количество специалистов вступило в систему НФО, потому что все они зарегистрированы на Портале непрерывного медицинского и фармацевтического образования Минздрава РФ (edu. rosminzdrav), создали там личный кабинет и копят баллы, которые начисляются за участие в мероприятиях системы.

Важно подчеркнуть еще одно обстоятельство, указывающее на важность мониторинга уровня квалификации провизоров и фармацевтов. Мы сейчас активно продвигаем консультационную составляющую деятельности аптечных специалистов — в противовес укоренившемуся представлению о них как «продавцах» лекарств. В том числе для того, чтобы защитить историческую монополию аптек на отпуск и реализацию лекарственных средств, утвержденную в нашей стране со времен Петра I и в последнее время периодически подвергающуюся нападкам. А эта составляющая требует самой высокой профессиональной квалификации.

КС: Получается, создание реестра фармспециалистов это в том числе путь к повышению престижа и содержания профессии.

Елена Неволина: …содержания профессии, совершенно правильно. Я добавлю по этой чрезвычайно важной теме, что сейчас мы в Национальной фармацевтической палате хотим создать алгоритм фармконсультирования — методические рекомендации в отношении того, что обязательно должно присутствовать при любом отпуске лекарственного препарата.

КС: Очень интересно. Мы надеемся в будущем осветить для наших читателей эту новость, эту тему. Кстати, внесение в реестр — это бесплатная процедура для самих фармспециалистов и их работодателей?

Елена Неволина: Конечно и однозначно.

КС: В таком случае как будет осуществляться финансирование проекта?

Елена Неволина: Что касается финансирования, то это не бюджет, так как ведение реестра фармработников не является полномочием Минздрава. С его стороны ожидается только помощь в наполнении реестра информацией о лицах, прошедших аккредитацию. Со стороны Росздравнадзора также ожидается информационная помощь.

Мы видим интерес к участию в проекте создания и ведения реестра производителей и работодателей.

КС: Большое спасибо за ваши пояснения!

0 0 лайков 4215 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Анатолий Тенцер: «Главный итог 2017 года — осознание, что Apteka.ru является аптечной сетью»

Директор по развитию «Катрен» прокомментировал главные фармсобытия 2017 года и рассказал, чем проект Apteka.ru выгоден для аптек-партнеров

0 комментариев 0 лайков 727 просмотров

Андрей Подойников: «На пенсии жизнь только начинается, а сохранить энергию помогает айкидо»

0 комментариев 0 лайков 1826 просмотров

Комментарии

comments powered by HyperComments