18+

Статьи — Журнал — Аптека: взгляд изнутри

Работа фармацевта за границей: «В месяц получаю около 4000 долларов»

Три провизора, уехавшие работать из России за границу: в Германию, США и Израиль, рассказали, как им удалось устроиться по специальности и чего это им стоило

В России профессия фармацевта и провизора входит в число наиболее нужных, но, к сожалению, далеко не самых высокооплачиваемых, — в отличие от стран Запада и Америки, где рядовые сотрудники аптек чувствуют себя уверенно и защищенно. Мысль зарабатывать больше не покидает многих наших соотечественников. Опрос «Катрен-Стиль» среди постоянных читателей показал, что 35 % не хотят покидать страну, 11 % уже собрались переехать работать за рубеж, а 54 % не против переезда, однако не верят в успех этого предприятия. Мы решили узнать, какие возможности есть обустроиться за границей у получивших фармацевтическое образование в России, и побеседовали с тремя провизорами, которые преодолели географические, языковые и образовательные преграды и нашли работу по специальности в Германии, США и Израиле.

Немецкий опыт - работа фармацевтом в Германии

Первый наш собеседник, Ольга, с радостью согласилась дать небольшое интервью и рассказать, трудно ли это — стать провизором крупной Мюнхенской аптеки.

КС: Ольга, расскажите о своей российской истории: где вы учились, жили и почему решили попытать удачу в Германии?

Ольга: Я родилась и выросла в Москве. В 2002 году окончила фармацевтический факультет Первого Московского медицинского университета имени Сеченова. Несколько лет проработала провизором-первостольником. А затем мужа пригласили на работу в Германию, и мне ничего не оставалось, как начать собирать чемоданы. Много добра нажить мы еще не успели, поэтому сборы не заняли много времени. Гораздо сложнее было разобраться с документом, языком и другими сложностями.

КС: Расскажите о требованиях к знанию языка. С какими трудностями вам пришлось столкнуться?

Ольга: Нельзя сказать, что было очень трудно, однако и розами и лилиями путь выстлан не был. И мне, и мужу пришлось учить язык в очень интенсивном темпе, но, признаться, начальные навыки у меня были — в школе я проходила именно немецкий. Мне как работнику здравоохранения необходимо было выдержать экзамен для врачей и провизоров по системе TELC (The European Language Certificates). Это общеевропейские стандарты владения иностранным языком, открывающие двери для работы в чужой стране. TELC имеет пять уровней, и моей целью был второй по сложности уровень В2 в бытовом немецком языке и самый сложный уровень С1 в специализированной медицинской и фармацевтической лексике. Всего за полгода, проведенных в объятиях с учебником немецкого, я смогла достичь поставленной цели и приступить к следующему этапу покорения Германии.

КС: И что же дальше? Наверное, пришлось подтверждать диплом?

Ольга: Да, именно. К счастью, диплом моего вуза признается в Германии (получить такую информацию можно на сайте Anabin. Однако специальность провизора и врача относится к перечню «регламентированных», то есть требующих дополнительного подтверждения квалификации. Эту процедуру называют красивым термином «нострификация». Под ней подразумевается дополнительное обучение и практика в одной из немецких аптек.

Когда мы приехали в Мюнхен — а именно здесь мужа уже ждали работодатели, — мне пришлось четыре семестра обучаться в Мюнхенском университете и только потом, после сдачи экзаменов, я получила почетное звание «помощника аптекаря». Затем следовал целый год практики, правда, оплачиваемой, и еще один важный экзамен.

Только тогда я стала полноценным провизором, получившим разрешение на работу в Германии.

КС: И каковы ваши впечатления от немецких аптек?

Ольга: Они разительно отличаются от наших. Это даже трудно назвать бизнесом — скорее, учреждением здравоохранения. Подавляющее большинство лекарств отпускается по рецепту, и в задачу провизора входит проверка соответствия документов целому перечню требований. Нам приходится тесно сотрудничать и с врачами, и с посетителями.

КС: Последний вопрос, Ольга. Разрешите поинтересоваться, во сколько вам обошлось обучение и какова ваша нынешняя зарплата?

Ольга: В семестр приходилось платить немного более 500 евро, что по местным меркам совсем недорого. А вот мое жалованье на сегодняшний день составляет примерно 30 000 евро в год, и, кстати, это далеко не предел.

Американская мечта

Татьяна в поисках лучшей жизни отправилась за океан. Мы побеседовали с ней и узнали, каково пришлось ей на чужом материке с отечественным дипломом.

КС: Таня, начните с того, где вы учились и что подвигло вас принять непростое решение.

Татьяна: В 2008 году я окончила Пятигорскую фармацевтическую академию и в 2009 была квалифицированным молодым специалистом, прошедшим интернатуру. Работала провизором-технологом в аптеке, когда в 2010 мне и мужу выпала невиданная удача — мы выиграли в лотерею Гринкард. Уже в 2011 мне пришлось столкнуться со сложнейшей американской системой эвалюации диплома, то есть подтверждения соответствия российского (или любого другого иностранного) профессионального образования стандартам, существующим в США.

КС: В чем же заключается сложность лицензирования провизоров-иностранцев в США?

Татьяна: Начала я с подачи всех документов, переведенных на английский, фармацевтическим властям моего штата. Затем меня ждал оценочный экзамен FPGEC (Foreign Pharmacy Graduate Examination Committee) — специального комитета, который проверяет знания фармацевтов, получивших образование в других странах. Это довольно серьезный тест, к которому я готовилась целый год. Мне пришлось заново штудировать физиологию, множество химий, технологию лекарств и, конечно, фармакологию. Кроме того, нужно было иметь базу знаний и о системе здравоохранения США, маркетингу, медицинской этике и так далее.

КС: Сложно было восстановить такой объем знаний?

Татьяна: Нелегко. Я очень хорошо училась в вузе, и все равно пришлось попотеть, как говорится. Но главное — результат: я получила 80 баллов при проходных 75. Этот экзамен открыл мне двери для прохождения следующего этапа на пути к лицензии — интернатуры. Я проходила ее на базе местной аптеки в течение 1500 часов, что заняло еще один год.

КС: А дальше?

Татьяна: А дальше еще один экзамен по профпригодности, NAPLEX. Уже не такой сложный, как FPGEC, но тоже не фунт изюма. Компьютерный тест, который я сдавала, длился, кажется, около 4 часов.

КС: Ну теперь‑то всё?

Татьяна: Нет. Впереди меня ждали еще два экзамена: первый — MPJE, оценивающий уровень моих знаний о юриспруденции в области медицины, и второй — DSM. В нем были вопросы по ведению пациентов с наиболее распространенными заболеваниями, такими как диабет или гипертоническая болезнь. И да, я забыла упомянуть о языковом экзамене TOEFL.

КС: Да уж, и впрямь непросто. Сколько по времени заняла у вас эта процедура и, если можно, в какую сумму обошлась?

Татьяна: По времени на все ушло 3 года. В 2014 году я уже получила лицензию. Так как мне не пришлось доучиваться, то и оплата была мизерная — на все про все я потратила чуть больше 1000 долларов.

КС: И последний вопрос: в чем заключаются ваши сегодняшние функции как провизора и довольны ли вы своей зарплатой сегодня?

Татьяна: Провизор в США — человек, который контролирует работу технических работников, оформляющих рецепты, и отвечает на вопросы клиентов, в том числе и касающиеся совместимости лекарств, безопасности и так далее.

Кроме того, я составляю заявку на медикаменты и фасую таблетки в контейнеры — они поступают в больших упаковках. Моя нынешняя зарплата дает основания считать, что муки подтверждения диплома не прошли даром: в месяц я получаю около 4000 долларов.

Земля обетованная

И последняя наша гостья, Наталья, сегодня работает фармацевтом в израильском городе Хайфе. Наташа с удовольствием согласилась поведать о пути, который ей пришлось пройти ради престижной и хорошо оплачиваемой работы.

КС: Наташа, расскажите сначала, где вы учились и жили в России.

Наталья: Я — коренная петербурженка. Окончила один из старейших фармацевтических вузов страны, Санкт-Петербургскую химико-фармацевтическую академию в 2009 году. Решение о переезде назревало давно — у меня много родственников в Израиле, и у меня было право на репатриацию. Поэтому, окончив интернатуру, я решила сразу получать лицензию по программе МАСА-TCB Pharmacists.

КС: И что в нее входило?

Наталья: В рамках этой программы я прошла курс иврита и подготовку к государственному экзамену. На протяжении 10 месяцев посещала лекции, которые читали преподаватели из университета имени Бен-Гуриона. Кроме того, программа включала и 5‑месячную практику в аптеке.

КС: А сколько же стоило обучение?

Наталья: 50 долларов на регистрационный взнос плюс стоимость авиаперелета из России. Грант МАСА полностью покрывает расходы в размере 10 000 долларов. Программа обеспечивает студентов и проживанием, и страховкой, и стипендией, и учебниками, и даже предусматривает множество интересных экскурсий по стране!

КС: Это действительно здорово! А как проходил сам экзамен?

Наталья: Экзамен состоял из 200 вопросов и нескольких ответов к каждому из них, среди которых нужно было выбрать один верный. Времени было в обрез — всего 3 часа на все, но я успела справиться.

КС: И последний вопрос, Наташа. Нравится ли вам новая работа?

Наталья: Конечно. Работа насыщенная и очень интересная, несмотря на то что большинство лекарств отпускается по рецепту врача.

К тому же специальность фармацевта в Израиле престижна и хорошо оплачиваема — даже начинающий специалист, как я, получает в среднем 10 тысяч шекелей (около 2600 долларов) в месяц.

Поэтому жалеть о выборе, который я сделала, поступив в фармацевтический институт, мне не приходится.

Топ-5 стран с самыми высокими зарплатами работников аптек

(данные журнала Pharmacy Times, 2015)

2016_07_карьера_01_02.png

0 0 лайков 4201 просмотр

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Светлана Воронцова: «Аптечный бизнес — это игра»

Директор сети аптек «Апельсин» о правильном позиционировании и продвижении аптек

0 комментариев 0 лайков 1491 просмотр

Названы средние зарплаты фармацевтов в государственных аптеках

0 комментариев 0 лайков 712 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку