18+

Статьи / Журнал /

Вирус бьет по конвейеру

Вирус бьет по конвейеру

Российский фармпром сильно зависит от китайских, итальянских и испанских субстанций: стоит ли ждать дефицита ЛС на рынке?

Для производства лекарственных препаратов в первую очередь нужны фармацевтические субстанции или, как еще их принято называть, активные фармацевтические ингредиенты (АФИ). Спрос на лекарства в ходе текущей пандемии растет, что порождает обеспокоенность — хватит ли сырья у отечественного фармпрома, включая локализованные производства? Этот вопрос еще более актуален в свете последних статистических данных — они говорят о том, что российская фармпромышленность сильно зависит от поставок из Китая. А на объемы производства АФИ в этой стране, помимо коронавируса, негативно влияет и реформа экологического законодательства, ужесточившая требования к профильным фабрикам. Как устроено снабжение российского фармпрома и что его ждет в ближайшем будущем — мы выясняли при помощи экспертов рынка.

Наши эксперты

Николай Беспалов

директор по развитию аналитической компании RNC Pharma

Денис Богомолов

генеральный директор STADA в России и СНГ

Страны-поставщики

Для начала ознакомимся со статистическими данными по итогам 2019 г., которые опубликовала аналитическая компания RNC Pharma. Согласно ее обзору, среди импортеров АФИ в Россию — как в натуральном, так и денежном выражении — с большим отрывом лидирует КНР. Если измерять в килограммах или тоннах, то 51,7 % импортных фармсубстанций, поступивших в нашу страну в прошлом году, имели китайское происхождение. Если же считать в рублях, то доля Китая значительно скромнее (17,9 %), хотя всё равно самая большая.

В пятерку топовых импортеров входят также (в порядке убывания): Индия (26 % в натуральном выражении и 11,6 % в денежном), Франция (7,5 % и 10,2 %), Германия (4,4 % и 12,2 %) и Словения (1,9 % и 9,4 %). Испания на 6‑м месте (1,5 % и 1,8 %), Италия — на 8‑м (0,8 % и 3,7 %), а Венгрия — на 9‑м (0,7 % и 1,6 %). Замыкает десятку Швейцария (0,5 % и 9,7 %).

Другой важный показатель — количество импортируемых МНН, в том числе уникальных — то есть тех, которые поставляются в РФ из конкретной страны, и ни из одной другой. По этому параметру также лидируют Китай (всего 299 МНН, из них уникальных 90) и Индия (всего 234, уникальных 58). Из Италии в прошлом году поставлялось 13 уникальных фармсубстанций, из Германии — 12, из Франции — 8, из Венгрии — ни одной. При этом по общему количеству МНН Италия находится на 3‑м месте (60), а Испания — на 4‑м (51).

Оценивая позиции первых двух стран списка, Николай Беспалов, директор по развитию Аналитической компании RNC Pharma, обращает внимание на то, что индийские производители сами в значительной степени зависят от поставок из Китая, в том числе в плане полупродуктов. Так что в реальности зависимость от поставок из Китая превышает 51,7 % и близка скорее к 70 %. Николай Беспалов также отмечает, что импорт фармсубстанций из таких стран, как Германия, Франция и т. д. зачастую связан с обеспечением сырьем предприятий зарубежных компаний, локализованных на территории России, и что они ввозят АФИ по заведомо более высоким ценам. Это объясняет значительно большую долю импорта из этих стран в денежном выражении по сравнению с таковой в килограммах или тоннах.

Фактор пандемии

Следующий вопрос — как могут повлиять на рынок фармсубстанций текущие эпидемиологические и связанные с ними экономические события? Ведь упомянутые выше Китай, с которого всё началось, а также Италия, Испания, Франция — это наиболее пострадавшие от нового коронавируса государства. Индия, кстати, перешла на режим полной изоляции, впрочем, самоизолировалось уже большинство крупных и развитых экономик мира. Многие промышленные предприятия стоят, в том числе и те, что производят фармсубстанции.

«С Китаем ситуация в целом взята под контроль, а вот в Европе кризис в самом разгаре, — комментирует тему Николай Беспалов. — В перспективе нескольких недель могут начаться реальные перебои с поставками не только АФИ, но и готовых препаратов. В целом ситуация сложная, но не критическая. Правда, чтобы делать достоверные прогнозы нужно дождаться установления более стабильного курса рубля (с учетом положения на нефтяном рынке), ну и развития ситуации с эпидемией». Николай Беспалов также отмечает, что после остановки предприятий в Китае возник дефицит АФИ, но сейчас ситуация нормализуется.

Еще одна проблема — срочные протекционистские меры, к которым прибегают многие государства, чтобы защитить свои арсеналы лекарств и товаров медицинского назначения. Николай Беспалов обращает внимание на то, что индийские фармпроизводители приостановили отгрузку ряда наименований АФИ и готовых лекарственных препаратов, чтобы не допустить возникновения перебоев на внутреннем рынке.

Что будет с ценами

Важный вопрос — что будет с ценами. Учитывая рост заболеваемости, полагает Николай Беспалов, во всем мире вырастет спрос на готовую лекарственную продукцию (а соответственно, и на фармсубстанции), что будет толкать цены вверх. «Это, к слову, довольно проблемная ситуация, особенно в отношении ЖНВЛП, ведь цены на них зарегистрированы и проиндексировать их не так просто. В итоге по отдельным позициям препаратов вполне возможен серьезный дефицит», — допускает Николай Беспалов.

Надо заметить, что на текущую ситуацию с фармсубстанциями и ценами на них оказывает заметное влияние также ужесточение экологического законодательства в Китае, которое осуществляется с начала 2018 г. Николай Беспалов приводит цифры, наглядно иллюстрирующие произошедшие изменения. В 2019 г. в среднем 1 кг АФИ из Китая стоил 3 462 руб., а в 2018 г. — 2 487 руб. Иначе говоря, за год цены на фармсубстанции выросли более чем на 39 %. А вот цены на остальные АФИ, поставляемые в Россию из других стран, в частности европейских, за этот период не только не выросли, но и скорректировались вниз на 3 %.

«Сейчас к этому добавится фактор дефицита фармсубстанций из‑за эпидемии коронавируса и остановки предприятий в Китае, плюс фактор девальвации — так что в текущем году цены на АФИ, скорее всего, продолжат расти», — прогнозирует Николай Беспалов. В связи с фактором девальвации Николай Беспалов отмечает, что только 15 % поставок АФИ в 2019 г. оплачивались рублями, причем в основном это как раз поставки из Европы на собственные фармпроизводства, локализованные в России. Остальные контракты номинированы в долларах, а также (в небольшой степени) в других валютах, так что рост цен на субстанции фактически неизбежен.

Понятно, что последствия тех неожиданных и непрогнозируемых процессов, свидетелями которых мы сейчас являемся, затронут всех участников лекарственного обращения. Исходя из изложенного выше, можно предположить, что ценовой тренд в сторону повышения будет менее выражен у продукции локализованных в РФ производств европейских фармкомпаний, которые в значительно меньшей степени зависят от китайских субстанций. Правда, следует оговориться: на сегодняшний день еще не ясны все последствия — в том числе ценовые — распространения пандемии в Европе на рынок АФИ.

Альтернативные поставщики

Фармацевтическая компания STADA является одним из ведущих иностранных инвесторов российской фармы с объемом инвестиций за прошедшее десятилетие около 913 млн евро. Недавняя сделка по приобретению ею российского портфеля продуктов Takeda стоимостью 660 млн $ дополнила существующий портфель STADA, включающий 140 продуктов в большинстве самых востребованных категорий аптечного спроса.

«STADA закупает относительно небольшое количество активных фармацевтических ингредиентов в Китае», — комментирует тему Денис Богомолов, генеральный директор STADA в России и СНГ. Он также подчеркивает, что компания не ощущает на себе каких‑либо негативных последствий от закрытия заводов в Китае из‑за ужесточения экологического законодательства в стране или вспышки коронавируса. Это связано не только с тем, что из Китая поступает весьма ограниченное количество активных ингредиентов для STADA, но также с тем, что во многих случаях у компании имеется альтернативный источник поставок из других стран.

После того как стали поступать первые новости о распространении нового коронавируса, времени на подготовку к возможным негативным последствиям было мало. Тем не менее, предусмотрительные компании приняли соответствующие меры.

«С тех пор как коронавирус стал распространяться, — продолжает Денис Богомолов, — STADA начала тщательно отслеживать потенциальное воздействие эпидемии на поставки лекарств. Мы поддерживаем тесные контакты с производителями сырья, отраслевыми ассоциациями и органами власти, непрерывно анализируя возможные риски».

В настоящее время у STADA нет проблем с поставками в связи с коронавирусом, подчеркивает Денис Богомолов, поскольку у компании хорошие запасы сырья, которых хватит на несколько месяцев, а также множество альтернативных источников поставки фармсубстанций, из‑за чего производственные мощности компании не зависят от одного поставщика. Кроме того, STADA предприняла ряд дополнительных мер, чтобы гарантировать непрерывность поставок: например, увеличила объемы поставок сырья и разделила их между несколькими поставщиками. «Для того чтобы иметь возможность увеличить запасы сырья, мы обеспечили достаточное место для его хранения на складах», — добавляет Денис Богомолов.

Кроме стратегии второго источника, то есть наличия возможности поставки сырья от альтернативного поставщика, и других указанных выше мер, по словам Дениса Богомолова, STADA делает также ставку на надежность поставщиков, высокие этические, нормативные и экологические стандарты, действующие на рынках присутствия компании, и тщательный контроль качества поставляемого сырья.

Запас прочности

Рынок АФИ довольно инертен, и в этом его положительная сторона. Имеется в виду, что компании-производители, как правило, имеют запас фармсубстанций по всем или почти по всем производимым позициям, особенно если речь идет о лекарственных наименованиях высокого спроса.

Правда, в период пандемии по отдельным позициям спрос может неожиданно зашкалить — например, если распространится слух, что то или иное лекарство эффективно или предпочтительно при лечении коронавирусной инфекции. История о предпочтительном использовании препаратов парацетамола и нежелательном применении ибупрофена, не имеющая официального подтверждения, как известно, вызвала во многих странах гиперспрос на первые из них.

Если не считать таких неожиданных всплесков, запас прочности в плане АФИ у отечественного фармпрома, включая локализованные компании, по‑видимому, есть. Каким сроком он измеряется — это другой вопрос. По мере того как в мире в целом ситуация с новым коронавирусом пока ухудшается, в Китае она нормализуется. Возможно, вскоре страна-источник инфекции, а также ее фармпромышленность, включая производство АФИ, — заживут обычной жизнью. Надеемся, что и у нас вскоре обозначится позитивный тренд, и что с фармсубстанциями, особенно наиболее востребованными в такой период, перебоев не будет.

2616 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Комментарии
comments powered by HyperComments