18+

«Аптеку нужно рассматривать как социально ориентированное предприятие»

«Аптеку нужно рассматривать как социально ориентированное предприятие»

«Аптеку нужно рассматривать как социально ориентированное предприятие»

Интервью с депутатом Госдумы Александром Петровым о законопроекте, посвящённом аптечным сетям, маркетинговым бонусам и работе первостольника

В Государственной думе РФ готовится ко второму чтению резонансный законопроект № 912246–7, вносящий изменения в ФЗ «Об обращении лекарственных средств» и ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»». Документ известен как «аптечный законопроект» или «законопроект об аптечных сетях». Действительно, среди основных предложенных поправок есть определение аптечной сети, а предметом горячих дискуссий в фармсообществе стали положения документа о маркетинговых контрактах и ограничении монополизации в аптечном сегменте. Есть у участников рынка вопросы и к пункту, касающемуся фармацевтического консультирования и информирования, который гласит, что фармацевты «обязаны обеспечить доступную покупателю информацию о наличии и минимальной цене препаратов в рамках одного МНН». Ведь важно понять, что именно считается такой доступной информацией? Авторы законопроекта признают: документ требует внимательной доработки — и сейчас все предложенные поправки тщательно анализируются. Но, по их мнению, концептуально ключевые проблемы в деятельности современной аптеки обозначены в документе верно. Нам удалось побеседовать с одним из авторов законопроекта — руководителем подкомитета по обращению лекарственных средств, развитию медицинской и фармацевтической промышленности Комитета Госдумы по охране здоровья Александром Петровичем Петровым.

«Катрен-Стиль»: Александр Петрович, на каком этапе сейчас находится подготовка законопроекта?

Александр Петров: Прежде всего, хотел бы отметить: законопроект концептуально принят в первом чтении. Да, предстоит огромная работа, да, необходимо выверить огромное количество деталей — но на начальном этапе проблемы обозначены верно. И первая из них — монополизация в аптечном сегменте.

Есть мнение, что для регулятора лучше десять монопольных крупных сетей, чем тысячи мелких аптек. Что гигантов, якобы, контролировать проще. Но мы как депутатское сообщество категорически против такой позиции. Нам нужны сотни средних аптечных сетей — и тысячи малых аптечных организаций: и мелкосетевых, и классических единичных.

Таков наш подход. И ресурсов контролировать ситуацию достаточно.

Сегодня законопроект находится на этапе подготовки ко второму чтению. Мы собираем все предложения и анализируем их на заседаниях Межфракционной рабочей группы по совершенствованию законодательства в сфере лекарственного обеспечения. По всем предложенным поправкам идёт обсуждение — какими бы они ни были. Но сейчас, к сожалению, мы видим масштабную информационную компанию, направленную против подготовленного нами документа.

Наблюдаем и ещё одну тенденцию — продолжение роста монополизации среди аптечных сетей… Важно не допустить усугубления этого процесса.

«КС»: По данным RNC Pharma, за 2020‑й год в нашей стране закрылось более четырёх тысяч аптек. Причём все эти аптеки — единичные. И одновременно с этим открылось две с половиной тысячи новых точек в аптечных сетях. Что, на ваш взгляд, поможет защитить небольшую аптеку?

Александр Петров: Тактику защиты аптек нужно продумывать детально. Может быть, в основу этой тактики должно лечь определение социального статуса аптеки. Планируем обсуждать данный вопрос во втором чтении.

Уверен, что аптеку необходимо рассматривать как социально ориентированное предприятие. И, как социально значимой организации, давать аптеке определённые льготы — и разрешить регионам устанавливать такие льготы дополнительно.

Уже сейчас есть примеры того, как ряд регионов начинает развивать работу некоммерческих (т. е. государственных и муниципальных) аптек и аптечных пунктов. Из региональных бюджетов выделяются средства на поддержку таких аптек, на выполнение ими социальной функции по лекарственному обеспечению населения. Рентабельными такие аптеки бывают редко, в особенности — в малонаселённых районах. Поэтому помощь областного или краевого бюджета помогает сохранить их.

А инициативу о социальном статусе аптеки — по всей стране, без каких бы то ни было изъятий — давно диктует сама жизнь…

«КС»: Сегодняшняя версия законопроекта расширяет определение аптечной организации. Согласно дополнениям, она осуществляет не только отпуск лекарств, их хранение и перевозку, а также изготовление, но и «иные виды деятельности». Что имеется в виду?

Александр Петров: Виды аптечной деятельности, безусловно, должны включать в себя работу с биологически активными добавками и иным нелекарственным аптечным ассортиментом. Не стоит забывать и о той же гомеопатии — словом, о различных деталях фармацевтической деятельности.

Аптеки бывают разными. Поэтому мы постарались расширить понятие, чтобы в дальнейшем подзаконными актами уточнить особенности их деятельности. Здесь возможны варианты, потому что сама жизнь просит некоторой специализации. Например, измерение давления в аптеке — что это такое?

Это действие, направленное на помощь пациенту, и часто спасающее его жизнь. В то же время отпуском или изготовлением лекарств оно не является.

А измерение уровня сахара в аптеке? Может ведь быть такой вариант?

В международной практике, в зарубежных аптеках, подобное действие встречается, и оно может быть полезным.

«КС»: Когда законопроект ещё не был подготовлен, обсуждалась так называемая «пространственная стратегия» — которая включала в себя организацию аптек в труднодоступных и малонаселённых районах. Что из этой стратегии нашло отражение в сегодняшней версии документа?

Александр Петров: Улучшение лекарственного обеспечения населения в труднодоступных и удалённых населённых пунктах, действительно, один из важнейших разделов в нашем законопроекте. На сегодня предложено создать новую форму аптечной организации — передвижные аптечные пункты.

Почему именно такая идея? Жители малонаселённых и труднодоступных районов направляют нам множество обращений с одним-единственным вопросом: как быть с тем, что нельзя не то что получить, но даже приобрести за деньги необходимое лекарство?

К сожалению, пока сложно убедить коллег в том, что в нормативную базу нужно включить не только передвижные аптеки, но и пространственную стратегию в целом. Дистанционная торговля, как и почта, не сможет помочь пациенту в полной мере. Для многих препаратов необходим специальный температурный режим — а хранить их в обычной складской комнате попросту опасно для жизни пациента.

Нужен, по крайней мере, аптечный автомобиль, оснащённый необходимым холодильным оборудованием с возможностью устанавливать различные температурные режимы для хранения лекарственных препаратов.

Ещё одно интересное направление (к сожалению, пока что не отражённое в законопроекте) — это наша работа с фельдшерско-акушерскими пунктами. Сегодня в регионах восстанавливаются сотни ФАПов, и необходимо открывать в них аптечные отделы, чтобы они отпускали пациентам определённый ассортимент лекарственных средств. Этот процесс очень и очень важен.

Хотел бы подчеркнуть — нужно добиться одинаковой доступности лекарственных препаратов для каждого жителя нашей страны. Независимо от того, в каком районе или населённом пункте он проживает.

«КС»: Да, вопрос о доступности лечения — сегодня один из важнейших. Одновременно с ним активно обсуждают ещё одно положение законопроекта — об ограничении маркетинговых бонусов. Как вы считаете, почему именно оно вызвало столь горячую дискуссию — и почему предложен лимит именно в пять процентов?

Александр Петров: Мы предлагали крупнейшим аптечным сетям самим предложить максимальный размер маркетингового процента — а также предельный уровень представленности по регионам и районам. Но внятного ответа, увы, не услышали: конкурируя между собой, крупные сетевые игроки аптечного сегмента не нашли друг у друга понимания — и единых предложений не выдвинули.

Собственно, в маркетинговых соглашениях у каждой аптечной сети практика своя. Единообразного подхода здесь нет, размер бонуса доходит и до 20 %. То есть до одной пятой части. Это губительно действует на фармацевтические заводы, которые только-только начинают становиться на ноги. Аптечные сети выставляют такие маркетинговые ставки, что молодые отечественные предприятия в принципе не могут их оплатить и вывести свои препараты в обращение. По сути, такая практика превратилась в заградительные меры.

Почему пять процентов? Эту цифру привели сами отечественные производители. И все мы видели, что творится в пандемию. Приведу реальный пример, но без наименования лекарства: предприятие установило цену в 1300 рублей — и добавляет к этой цене производственную наценку в двести рублей. Получается полторы тысячи на этапе передачи препарата в сегмент дистрибуции. Но «на выходе», то есть в аптечной сети, пациент сталкивается с ценником уже в 2800–3000 рублей. И зачастую вынужден отказываться от лечения…

Не всегда известно, на каком этапе произошло столь стремительное удорожание препарата — в дистрибуции или в аптечной сети (или же вклад в него был равномерным, 50 на 50). Но в результате страдают люди, жизнь и здоровье которых и так под угрозой. А им надо дать возможность выздороветь.

Как именно? Конечно, здесь больше вопросов, чем ответов. Законопроект сложный и должен быть проработан детально.

«КС»: У аптечных работников — фармацевтов и провизоров — вызывает вопросы предложенное в законопроекте дополнение к статье 55 Федерального закона «Об обращении лекарственных средств».

Согласно этому положению, «аптечные организации и индивидуальные предприниматели, имеющие лицензию на фармацевтическую деятельность, при розничной торговле лекарственными препаратами обязаны обеспечить доступную покупателю информацию о наличии и минимальной цене препаратов в рамках одного МНН или иного — в случае его отсутствия». Что имеется в виду под доступной покупателю информацией?

Как должна будет поступить аптека, чтобы выполнить требования закона?

Александр Петров: Вспомните, как выглядит расписание поездов: всю необходимую информацию пассажир видит на специальном табло. Такой принцип полезен и в данном случае.

Фармацевт и провизор, конечно же, не должен перечислять все наименования и цены препаратов по выбранному МНН. Его задача — дать пациенту фармацевтическую консультацию, то есть вкратце сообщить о правилах приёма лекарства, противопоказаниях, особенностях взаимодействия с пищей, напитками и другими препаратами… Эта информация жизненно важна, она гарантирует правильное лечение. А сегодня часто говорят: «аптекарь должен сказать…». Не должен он ничего сказать по поводу списка аналогичных препаратов!

Нужно дать возможность пациенту увидеть эти данные, например, в информационном киоске. И получить грамотную консультацию специалиста.

«КС»: И ещё один вопрос, который часто задают фармспециалисты: в чём юридический смысл понятия «аптечная сеть»? Почему необходимо ввести такой термин в нормативно-правовую базу?

Александр Петров: Сейчас как раз работаем над уточнением данного определения. Почему оно важно? В реальности явление есть — а в правовом поле его нет. Существует определённый формат предпринимательской деятельности, функционирующий иначе, чем классическая индивидуальная аптека. Значит, необходимо грамотно определить его с точки зрения права. Особенности понятия, его детали требуют внимательного изучения в рамках рабочей группы — и здесь варианты есть разные. Но концептуально понимание найдено.

Пока неизвестно только, как рассматривать такой формат, как аптечная ассоциация. Речь не о профессиональных организациях, а о маркетинговых союзах, которые занимаются координацией деятельности аптек более глубоко, чем ассоциация в привычном понимании.

Наверное, сегодняшний законопроект решит не все вопросы в аптечном секторе. Но большую часть задач он всё‑таки решает…

«КС»: Заключительный вопрос. Приоткройте «завесу тайны» — расскажите, пожалуйста, какие ещё законодательные инициативы в отношении аптек разрабатываются сейчас в Госдуме?

Александр Петров: Хотел бы обратить внимание на законопроект о поддержке производственных аптек. Это направление очень важно — ведь при целом ряде заболеваний и состояний пациенту нельзя принимать препараты промышленного производства (например, если болен маленький ребёнок или человек, страдающий диабетом). И лекарство, изготовленное в аптеке по индивидуальному рецепту — единственное, что может помочь. Сегодня рецептурно-производственных отделов в аптечных организациях осталось очень и очень мало. Жизненно важно восстановить их работу.

«КС»: Александр Петрович, спасибо вам за интервью!


855 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Комментарии
comments powered by HyperComments