18+

Фторхинолоны в пульмонологии: подробный обзор

Фторхинолоны в пульмонологии: подробный обзор

Фторхинолоны в пульмонологии: подробный обзор

Как правильно использовать хинолоны при разных патологиях дыхательной системы, и насколько патогены устойчивы к ним

Фторхинолоны относятся к одним из наиболее популярных антибактериальных средств, применяемых в пульмонологии. Поэтому по всему миру специалисты здравоохранения активно систематизируют и анализируют данные о клинических результатах этих препаратов. Так, российские исследователи Н. Б. Лазарева, Е. В. Реброва, А. Ю. Рязанова и Д. Д. Савинцева опубликовали работу «Фторхинолоны: вопросы эффективности и безопасности применения в пульмонологической практике», подробно описывающую современное состояние клинической практики хинолоновых ЛС в рассматриваемой группе нозологий. Мы публикуем её краткий обзор с указанием всех цитируемых источников и использованием авторских таблиц. Уверены, что эта статья станет хорошим справочным материалом, который пригодится нашим читателям в работе.

Классификация, спектр действия

По данным авторов исследования, на сегодняшний день создано 4 поколения хинолонов, три из которых являются фторированными хинолонами (фторхинолонами, ФХ) (табл. 1).

12-02-24_tab-1.png

Хинолоны I поколения утратили практическое значения из‑за узкого спектра действия. ФХ II поколения имеют широкий спектр активности, распространяющийся в основном на грамотрицательные бактерии. ФХ III поколения активны также в отношении грамположительных бактерий, в том числе расположенных внутриклеточно [1, 2]. ФХ IV поколения, помимо этого, действуют ещё и на анаэробы.

Из-за рисков нарушения роста хрящей применение фторхинолонов запрещено у пациентов младше 18 лет [1, 2].

С практической точки зрения среди ФХ выделяют группу «респираторных» или антипневмококковых ЛС, имеющих высокую активность в отношении ДНК-гиразы грамположительных бактерий и высокую антибактериальную активность в отношении этих микроорганизмов, включая пневмококки. На отечественном фармакологическом рынке к ним относятся левофлоксацин, моксифлоксацин и гатифлоксацин [1, 2].

Механизм антимикробного действия фторхинолонов и формирования устойчивости к ним

Как отмечают авторы исследования, все хинолоны имеют общий механизм действия. Точкой их приложения являются ферменты (топоизомераза IV и ДНК-гираза), отвечающие за трансформацию молекулы бактериальной ДНК на разных этапах её репликации.

Устойчивость к этой группе препаратов развивается при снижении их сродства к комплексу «ДНК-фермент». Это становится возможным при мутации бактериальных генов (3).

При изучении резистентности пневмококков к ФХ было выяснено, что все «респираторные» ФХ имеют высокую активность в отношении штаммов Streptococcus pneumoniae (табл. 2) [6, 7].

12-02-24_tab-2.png

В 1999–2013 гг. все штаммы сохраняли чувствительность к левофлоксацину независимо от устойчивости к другим классам ЛС, а МПК90 (минимальная подавляющая концентрация препарата для 90 % изученных штаммов) была не более 1 мг/л.

Единственный штамм S. pneumoniae с высокой МПК90 левофлоксацина (8 мг/л) был выделен в 2000–2005 гг. При этом МПК90 моксифлоксацина и гемифлоксацина у этого штамма составили 2,0 и 0,125 мг/л соответственно, что относится к диапазону умеренной резистентности.

Из всех ФХ сравнительно низкой фармакодинамической активностью в отношении исследованных пневмококков отличался ципрофлоксацин. Диапазон устойчивости к нему составил от 16,1 % в 1999–2003 гг. до 7,8 % в 2006–2009 гг. [8].

По данным авторов работы, в последние годы во всём мире, в том числе и в нашей стране, растёт частота встречаемости устойчивых к антибиотикам возбудителей внебольничных инфекций, включая пневмококк (табл. 3) [9]. Это является одним из ведущих доводов против широкого назначения ФХ при респираторных инфекциях.

12-02-24_tab-3.png

Вследствие этого возникла необходимость пересмотра рекомендаций по назначению антибактериальных препаратов при амбулаторном лечении инфекций. В 2017 г. вышло два документа, регламентирующих рациональное использование антибиотиков в амбулаторной практике:

  • Евразийские клинические рекомендации;
  • Документ ВОЗ: 20‑й пересмотр перечня ЖНВЛП с рекомендациями по выбору антибиотиков при амбулаторных инфекциях.

В них ФХ рассматриваются как препараты резерва и не рекомендуются для амбулаторного лечения острых неосложненных инфекций органов дыхания.

Фармакокинетика и фармакодинамика фторхинолонов

Для ФХ характерны высокие показатели биодоступности, объёма распределения, проникновения в ткани, скорости абсорбции и умеренное связывание с белками плазмы. Благодаря длительному периоду полувыведения, «респираторные» ФХ назначают 1 раз в сутки (табл. 4).

12-02-24_tab-4.png

Для оценки клинической и бактериологической эффективности ФХ используют интегральный параметр AUC/МПК (AUC, area under the curve — площадь под фармакокинетической кривой).

Минимальные показатели этого параметра, при которых отмечается эффективность ФХ при лечении пневмококковых инфекций, равны 30–40. Обычные, не «респираторные» ФХ не отвечают этой характеристике.

У моксифлоксацина (400 мг однократно) этот параметр равен 200, у левофлоксацина (750 мг однократно) — 71. Для профилактики выработки устойчивости пневмококков к ФХ в ходе лечения показатели AUC/МПК должны превышать 100 [12].

«Респираторные» ФХ способны глубоко проникать в ткани, обеспечивая в макрофагах альвеол и эпителии дыхательных путей концентрации, значительно превышающие МПК чувствительных к ним возбудителей инфекций.

Устойчивость возбудителей инфекций органов дыхания к «респираторным» ФХ во всём мире остаётся низкой, исключая некоторые страны Юго-Восточной Азии [13]. В Европе >97 % штаммов S. pneumoniae чувствительны к «респираторным» ФХ [14].

По мнению авторов работы, назначение ФХ в амбулаторных условиях нужно ограничить из‑за неблагоприятного профиля безопасности и «теории параллельного ущерба»: нарушения микробиома вследствие широкого антимикробного спектра, риска антибиотикоассоциированной суперинфекции, обусловленной Clostridium difficile, риска выработки резистентности у Mycobacterium tuberculosis.

Эта точка зрения совпадает с экспертным мнением FDA (U. S. Food and Drug Administration — Управление по контролю качества пищевых продуктов и медикаментов США), рекомендующих ограничить применение ФХ в амбулаторных условиях и исключить их назначение при лечении синусита, бронхита, неосложненных инфекций мочевыводящих путей [15, 16].

Схожее мнение выразили эксперты EMA (European Medicines Agency — Европейское агентство лекарственных средств) в октябре 2018 г., посоветовав ограничить амбулаторное назначение ФХ в тех случаях, когда возможно использование других классов антибиотиков [17].

Аспекты безопасности применения фторхинолонов

История создания и дальнейшего применения ФХ наглядно иллюстрирует то, что по мере расширения спектра и усиления антибактериального действия растёт и число нежелательных явлений. Это стало причиной отзыва отдельных ЛС с фармацевтического рынка (грепафлоксацин, тровафлоксацин, клинафлоксацин и пр.) [18].

Фторхинолоны, разрешённые для использования в 80‑е гг., в наше время входят в число наиболее широко применяемых антибактериальных ЛС в амбулаторных условиях. По данным авторов работы, в США по числу выписанных рецептов фторхинолоны лидируют среди всех антибактериальных средств, а в России занимают 3‑е место, уступая пенициллинам и макролидам.

Это объясняется сочетанием благоприятных качеств ФХ, включая:

  • широкий спектр действия, в том числе и в отношении внутриклеточных возбудителей;
  • особенности фармакокинетики, обеспечивающие создание и поддержание высоких концентраций препаратов в очагах инфекций;
  • хорошую переносимость [19].

Летом 2008 г. FDA внесло особое предупреждение об увеличении риска развития тендинита и разрыва сухожилия при приёме ФХ. Зимой 2011 г. было добавлено уточнение о повышении такого риска у людей с миастенией.

Летом 2013 г. FDA потребовало дополнить инструкцию сведениями о потенциальном риске развития необратимой периферической невропатии. Затем летом 2016 г. на сайте FDA появилась информация о риске развития нежелательных явлений (НЯ) при назначении ФХ, из‑за чего рекомендовалось не назначать их амбулаторным пациентам, если есть возможность использования альтернативных схем антибиотикотерапии [20].

Появился новый термин — «инвалидизация, ассоциированная с применением ФХ» (fluoroquinolone-associated disability, FQAD). За время с 01.11.97 по 30.05.15 гг. база данных FDA пополнилась 1122 сообщениями о вероятном развитии FQAD при использовании ФХ [21].

Под FQAD подразумевалось развитие нежелательных явлений, которые могут привести к значительному нарушению способности выполнять повседневные функции.

Критерии FQAD:

  • развитие нежелательных явлений со стороны ≥2 следующих органов и систем: костно-мышечной, нейропсихической, периферической нервной системы и органов чувств, сердечно-сосудистой системы, кожи;
  • обнаружение нежелательных явлений у «исходно здоровых» лиц, т. е. у тех, кто до приёма ФХ мог выполнять свои обычные функции, включая пациентов с хроническими заболеваниями в стадии компенсации;
  • сохранение нежелательных явлений в течение месяца и более после отмены ФХ.

Развитие нежелательных явлений со стороны нескольких органов и систем у одного пациента с их длительным сохранением (более месяца) расценивалось как фактор, нарушающий качество жизни больше, чем инфекции, для лечения которых назначались ФХ. При этом абсолютный риск развития серьёзных нежелательных явлений при приёме фторхинолонов оказался невысоким [22].

Авторы исследования отмечают, что такие данные свидетельствуют не о слишком высоких рисках ФХ, а о больших количествах их приёма, приводящих к выявлению таких редких нежелательных явлений [23].

В связи с этим эксперты PRAC (Pharma co vigilance Risk Assessment Committee — Комитет по оценке рисков в сфере фармаконадзора) EMA рекомендовали ограничить системное применение фторхинолонов [24]. Следует отменять приём ФХ при появлении начальных признаков нежелательных явлений.

Использование фторхинолонов в пульмонологии

Как сообщают авторы работы, в обзоре PRAC EMA от 2018 г. с учётом соотношения «польза–риск» применения ФХ, было обозначено 4 категории показаний к их назначению (табл. 5) [24]:

  1. Вновь выявленная проблема безопасности существенно не изменяет имеющееся соотношение «польза — риск», и не требует пересмотра показаний к приёму фторхинолонов.
  2. Вновь выявленная проблема безопасности требует ограничения использования ФХ по этим показаниям.
  3. Вновь выявленная проблема безопасности меняет соотношение «польза — риск» в сторону превышения риска и требует удаления этих показаний.
  4. Слишком широкие или неточно сформулированные показания, требующие изменения формулировки или удаления.
12-02-24_tab-5.png

Внебольничная пневмония

По данным авторов исследования, основным показанием к назначению «респираторных» фторхинолонов является внебольничная пневмония (ВП) категории 1 [24]. Длительное время основными группами ЛС в терапии ВП считались β-лактамные антибиотики и макролиды.

С открытием «респираторных» фторхинолонов появились альтернативные средства для лечения ВП при неэффективности или непереносимости терапии 1 линии. С развитием устойчивости возбудителей внебольничной пневмонии к макролидам и β-лактамным антибиотикам возросла роль резервных ЛС.

В клинических рекомендациях Минздрава РФ по ведению пациентов с внебольничной пневмонией за 2018 г. «респираторные» ФХ рассматриваются как лекарственные средства [25]:

  • 1 линии — у стационарных пациентов с нетяжелым течением ВП, если есть риск резистентности; в составе комбинированной терапии в стационаре, без учёта факторов риска;
  • 2 линии — у амбулаторных больных с риском резистентности; у стационарных пациентов с нетяжелой ВП без факторов риска.

Респираторные ФХ не должны назначаться амбулаторным больным без риска резистентности. Стационарным пациентам с тяжёлой ВП и факторами риска инфицирования Pseudomonas aeruginosa также возможно назначение ципрофлоксацина и левофлоксацина (табл. 6).

12-02-24_tab-6.png

Острый бронхит

Чаще всего бронхит вызывается вирусами, поэтому назначения антибиотиков не требуется. Это отражено в клинических рекомендациях по лечению острого бронхита у детей Минздрава РФ от 2016 г. [26].

При этом, J. Macfarlane et al. в 1994 г. обнаружили в мокроте 45 % пациентов с острым бронхитом S. pneumoniae, Haemophilus influenzae и Moraxella catarrhalis. Однако эти бактерии могут высеваться из ротоглотки и у здоровых людей [27–30].

В соответствии с современными рекомендациями применение антибиотиков для лечения острого бронхита у взрослых без сопутствующей патологии считается нецелесообразным [31, 32]. У пожилых и ослабленных пациентов выше риск развития нежелательных явлений при приёме фторхинолонов, поэтому следует избегать назначение им этой группы препаратов [33–35].

ХОБЛ

Для обострения хронической обструктивной болезни лёгких (ХОБЛ) характерно усиление одышки, кашля, увеличение количества и изменение характера мокроты (она становится гнойной) [36]. Обычно в течение года у пациентов с ХОБЛ регистрируется 2–4 обострения [37]. Более 60 % из них вызвано вирусами или бактериями [38–40].

В метаанализе D. J. Vollenweider et al., включающем 16 рандомизированных плацебоконтролируемых исследований, были показаны достоверные преимущества антибиотикотерапии у стационарных пациентов с тяжёлым обострением [41].

У пациентов с лёгким или умеренным обострением эффект был не так заметен. У пациентов с тяжёлым обострением риск неэффективности лечения был значительно ниже в группе, получавшей антибиотикотерапию (относительный риск (ОР) 0,77; 95 % доверительный интервал (ДИ) 0,65–0,91).

Смертность была статистически значимо ниже при антибиотикотерапии у пациентов, проходивших лечение в отделении интенсивной терапии (ОИТ) (ОР 0,21; 95 % ДИ 0,06–0,72), но не у госпитализированных пациентов в общем (ОР 1,02; 95 % ДИ 0,37–2,79).

Длительность пребывания в стационаре (в днях) была одинаковой в группах антибиотикотерапии и плацебо кроме пациентов ОИТ, где применение антибиотиков способствовало статистически значимому сокращению этого показателя (средняя разница — 9,60 дня; 95 % ДИ –12,84 … — 6,36). Частота развития НЯ была больше в группе антибиотиков (ОР 1,53; 95 % ДИ 1,03–2,27).

В свою очередь, метаанализ J. A. Wedzicha et al. включал исследования по применению антибиотиков у амбулаторных пациентов с обострением ХОБЛ [36]. Было выявлено, что антибиотикотерапия уменьшает риск неэффективности терапии (27,9 против 42,2 %; ОР 0,67; 95 % ДИ 0,51–0,87) и увеличивает период ремиссии (разница медиан 73 дня; р=0,015).

Однако эффективность лечения отмечалась у большинства пациентов в группе плацебо (58 %). Использованию антибиотиков сопутствовало увеличение случаев НЯ (14,6 против 7,6 %; ОР 1,84; 95 % ДИ 0,95–3,57), хотя большая часть из них были лёгкими.

Авторы приходят к выводу, что при решении вопроса о лечении антибиотиками обострения ХОБЛ нужно взвешивать соотношение «польза — риск». Пациенты с гнойной мокротой, скорее всего, выиграют от лечения антибиотиками. Необходимо также учитывать тяжесть заболевания.

Хотя фторхинолоны достигают высоких концентраций в лёгочной ткани [42–46], риск развития резистентности к фторхинолонам и нежелательных явлений позволяет думать о том, что соотношение «польза — риск» остаётся неизменным только при тяжёлых обострениях хронического бронхита и ХОБЛ или тогда, когда другие варианты лечения неэффективны или неприемлемы.

Применение ФХ не оправданно при лёгких и среднетяжелых обострениях с возможностью альтернативных вариантов терапии. Поэтому их назначение при обострении бронхита и ХОБЛ должно ограничиваться пациентами, у которых считается нецелесообразным использовать другие антибиотики для лечения этих инфекций. В общем соотношение «польза — риск» при обострениях хронического бронхита и ХОБЛ считается положительным только у больных без альтернативных вариантов терапии [24].

В клинических рекомендациях Минздрава РФ по ведению пациентов с ХОБЛ 2018 г. сказано, что так как не всегда причиной обострения ХОБЛ являются бактерии, то необходимо уточнить показания к назначению антибиотикотерапии [47]. Это целесообразно по отношению к пациентам с обострением ХОБЛ при усилении одышки, росту объёма и повышении степени гнойности мокроты или при наличии 2 из 3 вышеназванных признаков.

Антибактериальная терапия также показана больным с тяжёлым обострением ХОБЛ, нуждающимся в ИВЛ. Предполагаемый спектр бактерий, ставших причиной обострения ХОБЛ, и выбор антибиотикотерапии зависят от тяжести течения заболевания и наличия факторов риска (табл. 7).

12-02-24_tab-7.png

Инфекции нижних дыхательных путей (НДП), вызванные P. aeruginosa

По данным авторов исследования, ципрофлоксацин и левофлоксацин активны в отношении P. aeruginosa. Назначение этих фторхинолонов в составе комбинированной терапии показано в стационаре при тяжёлой внебольничной пневмонии и при нозокомиальной пневмонии (НП) с факторами риска инфекции P. aeruginosa, муковисцидозе и бронхоэктазах (табл. 8).

К факторам риска НП, вызванной микроорганизмами с множественной устойчивостью, относят предшествующую антибиотикотерапию, длительность госпитализации, перевод из другой больницы, высокий уровень антибиотикорезистентных бактерий в отделении.

Муковисцидоз

Фторхинолоны обычно применяют в терапии лёгочных инфекций у пациентов с муковисцидозом. Такие больные подвержены инфицированию патогенными бактериями типа Staphylococcus aureus и H. influenzae и оппортунистическими бактериями, включая P. aeruginosa.

Высокая биодоступность и широкий спектр антимикробной активности, включая антипсевдомонадные свойства, делают ФХ пригодными для лечения инфекций лёгких у этой категории пациентов [49].

Ранее публиковались результаты лечения острой инфекции P. aeruginosa у больных с муковисцидозом, многие из которых принимали ципрофлоксацин. Так, N. H. Valerius et al. доложили о хронизации инфекции P. aeruginosa у 14 % пациентов, лечившихся колистином и ципрофлоксацином в течение 3 недель, по сравнению с 58 % больных, получавших плацебо (p <0,05) [50].

М. М. Treggiari et al. в исследовании EPIC изучали целесообразность добавления ципрофлоксацина к лечению ингаляционным тобрамицином в режиме циклической терапии (смена схемы лечения каждые 3 мес.) и терапии, базирующейся на культуральном исследовании (назначение антибиотикотерапии при обнаружении P. aeruginosa в мокроте) [51].

Отмечалось отсутствие разницы между вышеуказанными режимами лечения и отсутствие принципиальной разницы между группами пациентов, получавшими в дополнение к терапии ингаляционным тобрамицином ципрофлоксацин или плацебо.

При хронизации инфекции P. aeruginosa у страдающих муковисцидозом эрадикация невозможна и основное лечение направлено на коррекцию нутритивного статуса, предупреждение осложнений и назначение активной терапии, включающей антибиотики, при обострении процесса.

Бронхоэктазы

Пациенты с бронхоэктазами, также как и больные с муковисцидозом, подвержены инфицированию P. aeruginosa. Фторхинолоны у них относятся к препаратам выбора.

В метаанализе, включающем исследования эффективности ФХ с β-лактамами и аминогликозидами по сравнению с полимиксинами, было установлено преимущество фторхинолонов перед β-лактамными антибиотиками (ОР 20,09; 95 % ДИ 2,83–142,59; р >0,05) [52].

Заключение

Фторхинолоны активны в отношении широкого спектра возбудителей инфекции дыхательных путей. Нежелательные явления заставляют ограничить назначение ФХ при таких заболеваниях как острый бронхит, обострение ХОБЛ, внебольничная пневмония нетяжелого течения без факторов риска инфицирования полирезистентными бактериями.

Фторхинолоны рекомендуется применять при тяжёлых обострениях ХОБЛ, тяжёлой ВП с факторами риска инфицирования полирезистентными бактериями, при лечении инфекций нижних дыхательных путей, вызванных полирезистентными грамотрицательными микроорганизмами, включая P. aeruginosa, чувствительными к ципрофлоксацину, инфекций НДП у пациентов с бронхоэктазами и муковисцидозом.

Источники

  1. Клиническая фармакология. Под ред. Кукеса В.Г., Сычева Д.А. 5-е изд., испр. и доп. М.: Гэотар-Медиа; 2017. 1024 с.
  2. Сидоренко С.В. Фторхинолоны: свойства и клиническое применение. Трудный пациент 2011;9(5):21-7.
  3. Felmingham D, Feldman C, Hryniewicz W, Klugman K, Kohno S, Low DE, Mendes C, Rodloff AC. Surveillance of resistance in bacteria causing community-acquired respiratory tract infections. Clinical Microbiology and Infection 2002;8(Suppl 2):12-42.
  4. Hoban DJ, Bouchillon SK, Johnson JL, Zhanel GG, Butler DL, Miller LA, Poupard JA; Gemifloxacin Surveillance Study Research Group. Comparative in vitro activity of gemifloxacin, ciprofloxacin, levofloxacin and ofloxacin in a North American surveillance study. Diagnostic Microbiology and Infectious Disease 2001 Apr-May;40(1-2):51-7.
  5. Koeth LM, Jacobs MR, Bajaksouzian S, Zilles A, Lin G, Appelbaum PC. Comparative in vitro activity of gemifloxacin to other fluoroquinolones and non-quinolone agents against Streptococcus pneumoniae, Haemophilus influenzae and Moraxella catarrhalis in United States in 1999–2000. International Journal of Antimicrobial Agents 2002 Jan;19(1):33-7.
  6. Козлов Р.С., Сухорукова М.В., Сивая О.В.; исследовательская группа ПеГАС. Чувствительность к антимикробным препаратам клинических штаммов Streptococcus pneumoniae, выделенных в различных регионах РФ в 2010–2013 гг. Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия 2015;17(2):31.
  7. Козлов Р.С., Сивая О.В., Кречикова О.И., Иванчик Н.В. и Группа исследователей проекта “ПеГАС”. Динамика резистентности Streptococcus pneumoniae к антибиотикам в России за период 1999–2009 гг. (Результаты многоцентрового проспективного исследования ПеГАС). Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия 2010;12(4):329-41.
  8. Синопальников А.И. Место “респираторных” фторхинолонов в лечении внебольничной пневмонии: фокус на высокодозный режим терапии левофлоксацином. Медицинский совет 2017;18:65-8.
  9. Яковлев С.В. Новая концепция рационального применения антибиотиков в амбулаторной практике. Антибиотики и химиотерапия 2019;64(3-4):48-58.
  10. Davis SL, Neuhauser MM, McKinnon PS. Quinolones. Available from: http://www.antimicrobe.org/d17.asp Accessed 2019 Oct 08.
  11. Zanel GG, Noreddin AM. Pharmacokinetics and pharmacodynamics of the new fluoroquinolones: focus on respiratory infections. Current Opinion in Pharmacology 2001 Oct;1(5):459-63.
  12. Zinner SH, Lubenko IY, Gilbert D, Simmons K, Zhao X, Drlica K, Firsov AA. Emergence of resistant Streptococcus pneumoniae in an in vitro dynamic model that simulates moxifloxacin concentrations inside and outside the mutant selection window: related changes in susceptibility, resistance frequency and bacterial killing. The Journal of Antimicrobial Chemotherapy 2003 Oct;52(4):616-22.
  13. Shams WE, Evans ME. Guide to selection of fluoroquinolones in patients with lower respiratory tract infections. Drugs 2005;65(7):949-91.
  14. Jones M, Draghi D, Thornsberry C, Sahm D. A current perspective on S. pneumoniae and H. influenzae resistance trends in Europe: GLOBAL surveillance study, 2005. In: Proceedings of 16th ECCMID; 2006 Apr 01–04; Nice, France. Abstr.: 1629.
  15. U.S. Food & Drug Administration. FDA approves safety labeling changes for fluoroquinolones Available from: http://www.fda.gov/Drugs/DrugSafety/InformationbyDrugClass/ucm500325.htm Accessed 2019 Oct 08.
  16. U.S. Food & Drug Administration. FDA updates warnings for fluoroquinolone antibiotics. Available from: http://www. fda.gov/NewsEvents/Newsroom/PressAnnouncements/ ucm513183.htm Accessed 2019 Oct 08.
  17. European Medicines Agency. Fluoroquinolone and quinolone antibiotics: PRAC recommends new restrictions on use following review of disabling and potentially long-lasting side effects. Press release 05/10/2018. Available from: www. ema.europa.eu/en/news/fluoroquinolone-quinolone-antibiotics-prac-recommends-new-restrictions-use-following-review Accessed 2019 Oct 08.
  18. Lim WS, van der Eerden MM, Laing R, Boersma WG, Karalus N, Town GI, Lewis SA, Macfarlane JT. Defining community acquired pneumonia severity on presentation to hospital: an international derivation and validation study. Thorax 2003 May;58(5):377-82.
  19. Douros A, Grabowski K, Stahlmann R. Safety issues and drug interactions with commonly used quinolones. Expert Opinion on Drug Metabolism & Toxicology 2015 Jan;11(1):25 39.
  20. U.S. Food & Drug Administration. FDA drug safety communication: FDA updates warnings for oral and injectable fluoroquinolone antibiotics due to disabling side effects. Available from: www.fda.gov/Drugs/DrugSafety/ucm511530.htm Accessed 2019 Oct 08.
  21. FDA Briefing Document. Joint Meeting of the Antimicrobial Drugs Advisory Committee and the Drug Safety and Risk Management Advisory Committee November 5, 2015. The Benefits and Risks of Systemic Fluoroquinolone Antibacterial Drugs for the Treatment of Acute Bacterial Sinusitis (ABS), Acute Bacterial Exacerbation of Chronic Bronchitis in Patients Who Have Chronic Obstructive Pulmonary Disease (ABECB-COPD), and Uncomplicated Urinary Tract Infections (uUTI). Available from: https://www.pharmamedtechbi.com/~/media/Supporting%20Documents/The%20Pink%20Sheet%20DAILY/2015/Novem... Accessed 2019 Oct 08.
  22. Nambiar S. FDA Introductory Remarks. Joint Meeting of the Antimicrobial Drugs Advisory Committee and the Drug Safety and Risk Management Advisory Committee November 5, 2015. Available from: http://www.myquinstory.info/wp-content/uploads/2018/06/FDA-Anti-Infective-Drugs-Advisory-Committee-U... Accessed 2019 Oct 08.
  23. Ушкалова Е.А., Зырянов С.К. Ограничения на применение фторхинолонов при неосложненных инфекциях и проблемы безопасности. Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия 2017;19(3):208-13.
  24. European Medicines Agency. Quinolone and fluoroquinolone medicinal products for systemic and inhalation use. Assessment report. Available from: https://www.ema.europa.eu/ en/documents/referral/quinolone-fluoroquinolo ne-article- 31-referral-assessment-report_en.pdf Accessed 2019 Oct 08.
  25. Рачина С.А., Синопальников А.И. Клинические рекомендации по внебольничной пневмонии у взрослых: что нас ждет в 2019 г. Практическая пульмонология 2018;3:8-13.
  26. Министерство здравоохранения Российской Федерации; Союз педиатров России. Клинические рекомендации. Острый бронхит у детей. МКБ 10: J2 0. Год утверждения (частота пересмотра): 2016 (пересмотр каждые 3 года ). ID: КР381. М., 2016. 26 с.
  27. Macfarlane J, Prewett J, Guion A, Winte JH, Woodhead MA. Community acquired lower respiratory tract infection. Bacterial infection not uncommon. BMJ 1994 May;308(6938):1239.
  28. Macfarlane JT, Colville A, Guion A, Macfarlane RM, Rose DH. Prospective study of aetiology and outcome of adult lower-respiratory-tract infections in the community. The Lancet 1993 Feb;341(8844):511-4.
  29. Laurenzi GA, Potter RT, Kass EH. Bacteriologic flora of the lower respiratory tract. The New England Journal of Medicine 1961 Dec;265:1273-8.
  30. Smith JM, Lockwood BM. Commensal or pathogen? The growing dilemma facing the general practitioner. The New Zealand Medical Journal 1986;99(799):242-3.
  31. Woodhead M, Blasi F, Ewig S, Garau J, Huchon G, Ieven M, Ortqvist A, Schaberg T, Torres A, van der Heijden G, Read R, Verheij TJ; Joint Task force of the European Respiratory Society and European Society for Clinical Microbiology and Infectious Diseases. Guidelines for the management of adult lower respiratory tract infections – full version. Clinical Microbiology and Infection 2011 Nov;17(Suppl 6):E1-59.
  32. Woodhead M, Blasi F, Ewig S, Huchon G, Ieven M, Leven M, Ortqvist A, Schaberg T, Torres A, van der Heijden G, Verheij TJM. European Society of Clinical Microbiology and Infectious Diseases. Guidelines for the management of adult lower respiratory tract infections. The European Respiratory Journal 2005;26(6):138-80.
  33. Moore AR, O’Keeffe ST. Drug-induced cognitive impairment in the elderly. Drugs & Aging 1999 Jul;15(1):15-28.
  34. Stahlmann R, Lode HM. Safety considerations of fluoroquinolones in the elderly: an update. Drugs & Aging 2010 Mar;27(3):193-209.
  35. Stahlmann R, Lode HM. Risks associated with the therapeutic use of fluoroquinolones. Expert Opinion on Drug Safety 2013 Jul;12(4):497-505.
  36. Wedzicha JA, Miravitlles M, Hurst JR, Calverley PM, Albert RK, Anzueto A, Criner GJ, Papi A, Rabe KF, Rigau D, Sliwinski P, Tonia T, Vestbo J, Wilson KC, Krishnan JA. Management of COPD exacerbations: a European Respiratory Society/American Thoracic Society guideline. The European Respiratory Journal 2017 Mar;49(3). pii: 1600791. doi: 10.1183/13993003.00791-2016. Print 2017 Mar.
  37. Dever LL, Johanson WG Jr, Shashikumar K. Antibiotics in the treatment of acute exacerbations of chronic bronchitis. Expert Opinion on Investigational Drugs 2002 Jul;11(7):911-25.
  38. Bandi V, Jakubowycz M, Kinyon C, Mason EO, Atmar RL, Greenberg SB, Murphy TF. Infectious exacerbations of chronic obstructive pulmonary disease associated with respiratory viruses and non-typeable Haemophilus influenzae. FEMS Immunology and Medical Microbiology 2003 Jun;37(1):69-75.
  39. Fuso L, Incalzi RA, Pistelli R, Muzzolon R, Valente S, Pagliari G, Gliozzi F, Ciappi G. Predicting mortality of patients hospitalized for acutely exacerbated chronic obstructive pulmonary disease. The American Journal of Medicine 1995 Mar;98(3):272-7.
  40. Matkovic Z, Miravitlles M. Chronic bronchial infection in COPD. Is there an infective phenotype? Respiratory Medicine 2013 Jan;107(1):10-22.
  41. Vollenweider DJ, Jarrett H, Steurer-Stey CA, Garcia-Aymerich J, Puhan MA. Antibiotics for exacerbations of chronic obstructive pulmonary disease: intervention review. The Cochrane Collaboration: John Wiley & Sons; 2012. 61 p.
  42. Ball P. Epidemiology and treatment of chronic bronchitis and its exacerbations. Chest 1995 Aug;108(2 Suppl):43S-52S.
  43. Boselli E, Breilh D, Rimmelé T, Djabarouti S, Saux MC, Chassard D, Allaouchiche B. Pharmacokinetics and intrapulmonary diffusion of levofloxacin in critically ill patients with severe community-acquired pneumonia. Critical Care Medicine 2005 Jan;33(1):104-9.
  44. Gotfried MH, Danziger LH, Rodvold KA. Steady-state plasma and intrapulmonary concentrations of levofloxacin and ciprofloxacin in healthy adult subjects. Chest 2001 Apr;119(4):1114-22.
  45. Koizumi F, Ohnishi A, Takemura H, Okubo S, Kagami T, Tanaka T. Effective monitoring of concentrations of ofloxacin in saliva of patients with chronic respiratory tract infections. Antimicrobial Agents and Chemotherapy 1994 May;38(5):1140-3.
  46. Soman A, Honeybourne D, Andrews J, Jevons G, Wise R. Concentrations of moxifloxacin in serum and pulmonary compartments following a single 400 mg oral dose in patients undergoing fibre-optic bronchoscopy. The Journal of Antimicrobial Chemotherapy 1999 Dec;44(6):835-8.
  47. Министерство здравоохранения Российской Федерации; Российское респираторное общество. Клинические рекомендации. Хроническая обструктивная болезнь легких. МКБ 10: J44. Год утверждения (частота пересмотра): 2018 (пересмотр каждые 3 года). ID: КР603. М., 2018. 76 с.
  48. Нозокомиальная пневмония у взрослых. Российские национальные рекомендации. Под ред. Гельфанда Б.Р. М.: МИА; 2016. 176 с.
  49. Hurley M, Smyth A. Fluoroquinolones in the treatment of bronchopulmonary disease in cystic fibrosis. Therapeutic Advances in Respiratory Disease 2012 Dec;6(6):363-73.
  50. Valerius NH, Koch C, Høiby N. Prevention of chronic Pseudomonas aeruginosa colonisation in cystic fibrosis by early treatment. The Lancet 1991 Sep;338(8769):725-6.
  51. Treggiari MM, Retsch-Bogart G, Mayer-Hamblett N, Khan U, Kulich M, Kronmal R, Williams J, Hiatt P, Gibson RL, Spencer T, Orenstein D, Chatfield BA, Froh DK, Burns JL, Rosenfeld M, Ramsey BW. Comparative efficacy and safety of 4 randomized regimens to treat early Pseudomonas aeruginosa infection in children with cystic fibrosis. Archives of Pediatrics and Adolescence Medicine 2011 Sep;165(9):847-56.
  52. Kaehne A, Milan SJ, Felix LM, Sheridan E, Marsden PA, Spencer S. Head-to-head trials of antibiotics for bronchiectasis. Cochrane Database of Systematic Reviews 2018 Sep;(9):CD012590.

3588 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.