18+

Препараты не по нутру

Препараты не по нутру

Препараты не по нутру

Ятрогенный дисбиоз кишечника и лекарственно-микробные взаимодействия, которые к нему приводят

Формирование современных представлений о патогенезе нарушения состава кишечного микробиотопа занимает умы ученых-фармакологов по всему миру. Как эти нарушения связаны с препаратами для терапии различных заболеваний? Каковы аспекты лекарственно-микробных взаимодействий и возможности коррекции ятрогенного дисбиоза кишечника? Ответы на эти и другие вопросы призваны стать основой актуальной теории патогенеза ятрогенных дисбиозов. Так, российские исследователи Бакулин И. Г. и Серкова М. Ю. в своей статье «Лекарственно-микробные взаимодействия и пути коррекции ятрогенного дисбиоза кишечника» разбирают именно упомянутые актуальные вопросы. Представляем вам краткий обзор этой работы — прочтите его, чтобы актуализировать свои знания и, возможно, использовать их в своей работе.

Цель обзора

Авторы обзора поставили перед собой цель оценить с точки зрения доказательной медицины целесообразность назначения пробиотиков, продемонстрировавших безопасность и эффективность, для предупреждения и коррекции различных патологических изменений микробиоты кишечника при лечении различными фармакоагентами. Они проанализировали большое количество российских и зарубежных научных источников.

Состав микробиоты

Каждый отдел желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) имеет приблизительно одинаковый состав микробиоты. Однако, её количество в разных отделах отличается:

  • в желудке и проксимальных отделах тонкого кишечника микроорганизмы присутствуют в незначительном количестве;
  • в дистальных отделах тонкой кишки возрастает количество пристеночной микробиоты;
  • в толстой кишке содержание внутрипросветной микробиоты значительно увеличивается.

Микробиота подразделяется на:

  • облигатную (эубиотическую индигенную или транзиторную);
  • патогенную (потенциально патогенную) [2].

Микробное сообщество кишечника включает от 3 до 5 тысяч видов микроорганизмов. Главные представители — Actinobacteria, Cyanobacteria, Bacteroidetes, Firmicutes, Fusobacteria, Synergistetes, Proteobacteria, Spirochaetes, Verru comicrobia, Lentisphaerae, Euryarchaeota.

Функции микробиоты кишечника

Основные функции микробиоты [3, 4, 5]:

  • производство биологически активных веществ стимулирующих фагоциты и синтез иммунокомпетентными клетками секреторных иммуноглобулинов, цитокинов и интерферона;
  • выработка антагонистически активных антибиотикоподобных веществ предотвращающих адгезию к энтероцитам условно патогенных и патогенных микроорганизмов;
  • участие в производстве и усвоении витаминов, метаболизме стероидов и холестерина;
  • воздействие на метаболизм лекарственных препаратов.

Факторы развития дисбиоза

Авторы работы перечисляют следующие факторы развития дисбиоза [2, 3]:

  • особенности рациона;
  • недостаточные физические нагрузки;
  • проблемы с моторной функцией кишечника;
  • ослабление иммунитета;
  • стрессовые ситуации;
  • вредные привычки;
  • некоторые заболевания ЖКТ;
  • ятрогенные воздействия.

Микробиота кишечника и антибактериальные препараты

Также в работе на примере различных исследований рассматривается, как антибактериальные лекарственные средства влияют на микробиоту кишечника.

Терапия антибактериальными препаратами (ампициллин, амоксициллин, офлоксацин и др.) в схемах эрадикации H. рylori, подавляет рост не только H. рylori, но и 20 других родов микроорганизмов.

Приём таких препаратов, как олеандомицин, рифампицин или пенициллин угнетает рост от 9 до 13 родов различных микроорганизмов.

Антибактериальная терапия может стать причиной нехватки лактобактерий [4, 6, 7, 8].

Наиболее распространённые средства для эрадикации H. pylori (кларитромицин, омепразол и метронидазол) — причина появления высокорезистентных штаммов энтерококков, остающихся в организме долгое время [9].

При продолжительном приёме антибиотиков микроорганизмы могут приобретать устойчивость к этим препаратам при восстановлении количественного состава [10, 11].

Антибактериальные препараты широкого спектра действия могут привести к чрезмерному размножению клостридий, которые производят энтеротоксины А и В, что может стать причиной псевдомембранозного колита [12, 13].

Микробиом кишечника и антисекреторные препараты

Согласно ряду исследований, приём ингибиторов протонного насоса (ИПП) приводит к трансформации микробного сообщества.

Так, у людей, которые принимают ИПП, микробное сообщество желудка и проксимальных отделов тонкой кишки становится более разнообразным за счёт сдерживания производства соляной кислоты [14].

Согласно научным данным, если пациент принимает ИПП продолжительное время, ему могут помочь пробиотики, которые благоприятно влияют на кишечную микробиоту [15, 16]. Например, у пациентов, которые долго принимали ИПП, благодаря одновременному использованию пробиотиков, количество Enterococcus faecalis, E. coli и грибов резко уменьшилось.

Микробиота кишечника и гипогликемические препараты

Различные препараты могут оказывать влияние на состав микробиома кишечника, а также его метаболическую способность. В свою очередь метаболическая активность микробиома и его метаболитов влияют на метаболизм и эффективность лекарственных средств [17].

Так, при использовании средств для уменьшения веса и нормализации углеводного обмена происходят изменения в составе микробного сообщества кишечника, например, растёт количество Allobaculum, Lactobacillus, Turicibacter, Anaerostipes, Butyricimonas, Blautia, Desulfovibrio и снижается Bacteroidales и Clostridiales.

В частности, метформин сдерживает рост B. fragilis по причине модификации метаболизма фолата и метионина. Авторы работы отмечают, что метаболические эффекты метформина связаны с модуляцией микробиоты кишечника. При применении препарата возрастает концентрация Caenorhabditis elegans и Akkermansia muciniphila [18].

Согласно другому исследованию, при приёме средства лираглутида активизируется рост бактерий родов Butyricimonas, Allobaculum, Anaerostipes, Turicibacter, Blautia, Lactobacillus, Desulfovibrio и уменьшается рост Clostridiales и Bacteroidales. Саксаглиптин снижает число Candidatus Arthromitus, которые ассоциируются с лишним весом [19, 20].

Ситаглиптин способствует уменьшению роста Firmicutes и увеличению роста Bacteroidetes и Proteobacteria [19, 21].

Ингибитор α-глюкозидазы (акарбоза) способствует уменьшению Enterobacteriaceae, Bacteroidaceae и лецитиназа-положительного Clostridum, а также возрастанию Lactobacillus, Bifidobacterium, Prevotella, Faecalibacterium [22, 23].

Влияние других групп лекарственных препаратов на микробиом

Бесконтрольный приём слабительных может привести к уменьшению микробного сообщества и усугублению дисбиоза кишечника. До 85 % людей с запором используют слабительные средства [24].

У пациентов, которые длительное время принимали такие слабительные, как препараты коры крушины, бисакодила, сенны, ревеня, оксифенизатина, развивалась диарея, сопровождающаяся синдромом мальабсорбции, а значит, гипокалиемией, дегидратацией и гипонатриемией. Состав пристеночной микробиоты нарушается вследствие увеличения проницаемости слизистой оболочки, нарушения клеточных мембран и межклеточных соединений. Подобным образом действуют также нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) и глюкокортикостероиды, нарушая состав популяции пристеночных микроорганизмов [4].

Согласно ряду исследований, при воспалительных заболеваниях кишечника (ВЗК) глюкокортикостероиды оказывают негативное влияние на микробное сообщество кишечника.

Например, Salmonella spp., Escherichia coli, Fusobacterium nucleatum, Salmonella spp. отрицательно влияют на течение воспалительных заболеваний кишечника. Так, иммуносупрессивные лекарственные препараты угнетают развитие индигенной флоры. Напротив, Faecalibacterium prausnitzii, Lactobacillus spp. и Bifidobacterium spp. оказывают благоприятное воздействие при ВЗК. Иммуносупрессивные средства в составе терапии ВЗК сдерживают развитие индигенной флоры [3, 25].

Коррекция лекарственного дисбиоза

Лекарственная терапия оказывает значительное воздействие на микробиом. В свою очередь, любые нарушения микробного пейзажа могут стать пусковым механизмом для развития различных заболеваний и патологических состояний.

Справиться с нарушениями микробиома могут помочь пробиотики. Так, согласно рекомендациям Российской гастроэнтерологической ассоциации, существует ряд требований к пробиотикам [11]:

  • эффективность пробиотика должна быть доказана в результате проведения рандомизированного контролируемого исследования;
  • пробиотик должен включать штаммы, механизм действия которых расшифрован;
  • пробиотик (таблетка или капсула) должен включать не менее 1 млрд бактерий в момент продажи;
  • пробиотик должен быть заключён в оболочку, которая обеспечивает надлежащую доставку бактерий непосредственно в кишечник.

Заключение

Итак, микробиота кишечника является мишенью для ряда лекарственных препаратов. Использование слабительных средств, препаратов для коррекции углеводного обмена, ИПП, антибиотиков, НПВП, глюкокортикостероидов, цитостатических препаратов, антидепрессантов негативно, а порой даже критически действует на микробиоту кишечника.

Влияние микроорганизмов на распределение, абсорбцию, метаболизм лекарственных средств заслуживает большого внимания и детального изучения. В целом тщательно исследоваться должны проблемы профилактики и коррекции нарушений микробиоты кишечника во время применения различных медикаментозных средств.

В заключение можно сделать вывод, что профилактика и лечение нарушений микробиоты кишечника при медикаментозном лечении различными фармакоагентами возможна с помощью пробиотиков, которые продемонстрировали эффективность и безопасность, с точки зрения доказательной медицины.

Источники

  1. Пашанова О. В. Эффективность комбинаций лекарственных препаратов в эрадикационной терапии язвенной болезни желудка, ассоциированной с Helicobacter pylori. Вестник новых медицинских технологий. Электронное издание. 2023; № 2.
  2. Серкова М. Ю., Павлова Е. Ю., Оганезова И. А. Функциональная диспепсия и кишечная микробиота: возможна ли взаимосвязь? Фарматека. 2018;13:23–29. doi: 10.18565/pharmateca.2018.13.23–29.
  3. Ситкин С. И., Ткаченко Е. И., Вахитов Т. Я. Метаболический дисбиоз кишечника и его биомаркеры. Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2015;124(12):6–29.
  4. Николаев Ю. Н., Плакунов В. К. Биопленка – «город микробов» или аналог многоклеточного организма. Микробиология. 2007;(2):149–163.
  5. Ардатская, М. Д. Синдром избыточного бактериального роста и нарушение процессов пищеварения и всасывания. Поликлиника. 2009;2;38–40.
  6. Маев И. В., Бордин Д. С., Бакулин И. Г., Бакулина Н. В., Скворцова Т. Э., Серкова М. Ю., и др. Клиническая практика ведения пациентов с Helicobacter pylori-ассоциированными заболеваниями в Москве и Санкт- Петербурге. Фарматека. 2021; Т. 28;2;64–73.
  7. Бакулина Н. В., Ильчишина Т. А., Бакулин И. Г. и др. Пробиотики в схемах эрадикации Helicobacter pylori: современные данные и результаты собственного исследования. Consilium Medicum. 2019; 21 (8): 58–64. doi: 10.26442/20751753.2019.8.190584.
  8. Чернин В. В., Червинец В. М. Пробиотики, антибактериальные и антифунгальные препараты как основа лечебно-реабилитационных мероприятий ликвидации дисбактериоза гастродуоденальной зоны при язвенной болезни и хроническом гастрите. Материалы научной программы II Международного конгресса «Восстановительная медицина и реабилитация», Москва, 20–21 сентября 2005 года.
  9. Sjolund M., Wreiber K., Andersson D. et al. Long-Term Persistence of Resistant Enterococcus Species after Antibiotics To Eradicate Helicobacter pylori. Ann Intern Med 2003;139:483–487. doi: 10.7326/0003–4819–139–6–200309160–00011.
  10. Ивашкин В. Т., Ивашкин К. В. Микробиом человека в приложении к клинической практике. Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2017;27(6):4–13. doi: 10.22416/1382–4376–2017–27–6–4–13.
  11. Ljungh A., Wadström T. Lactic acid bacteria as probiotics. Curr Issues Intest Microbiol. 2006 Sep;7(2):73–89. PMID: 16875422.
  12. Хуснутдинова Д. Р., Маркелова М. И., Булыгина Е. А. и др. Влияние эрадикационной терапии Helicobacter pylori на микробиоту человека: метагеномный анализ микробиома кишечника. Учен. зап. Казан. ун-та. Сер. Естеств. науки. 2017; Т. 159; кн.2:217–231.
  13. Wallace J. L., Syer S., Denou E. et al. Proton pump inhibitors exacerbate NSAID-induced small intestinal injury by inducing dysbiosis. Gastroenterology. 2011;141(4):1314–22. doi: 10.1053/j.gastro.2011.06.075.
  14. Untersmayr E., Bakos N., Scholl I. et al. Anti-ulcer drugs promote IgE formation toward dietary antigens in adult patients. FASEB J. 2005;19:656–8. doi: 10.1096/fj .04–3170fj e.
  15. Sun Q.H., Wang H. Y., Sun S. D., Zhang X., Zhang H. Beneficial effect of probiotics supplements in reflux esophagitis treated with esomeprazole: A randomized controlled trial. World J Gastroenterol. 2019 May 7;-25(17):2110–2121. doi: 10.3748/wjg.v25.i17.2110.
  16. Whang A. et al. Bi-directional drug-microbiome interactions of anti-diabetics. EBioMedicine. 2019;39;591–602. doi: 10.1016/j.ebiom.2018.11.046.
  17. Руяткина Л. А., Руяткин Д. С. Многоплановые эффекты метформина у пациентов с сахарным диабетом 2 типа. Сахарный диабет. 2017;20(3):210–219. doi:10.14341/DM2003458–64.
  18. Forslund K., Hildebrand F., Nielsen T., Falony G., et al. Disentangling the effects of type 2 diabetes and metformin on the human gut microbiota. Nature. 2015;528:262–6. doi: 10.1038 / nature15766.
  19. Wallace J. L., Syer S., Denou E. et al. Proton pump inhibitors exacerbate NSAID-induced small intestinal injury by inducing dysbiosis. Gastroenterology. 2011;141(4):1314–22. doi: 10.1053/j.gastro.2011.06.075.
  20. Wang L., Li P., Tang Z., Yan X., et al. Structural modulation of the gut microbiota and the relationship with body weight: compared evaluation of liraglutide and saxagliptin treatment. Sci Rep. 2016;6: Article ID 33251. doi: 10.1038 / srep33251.
  21. Gu Y., Wang X., Li J., et al. Analyses of gut microbiota and plasma bile acids enable stratification of patients for antidiabetic treatment. Nat Commun. 2017 Nov 27;8(1):1785. doi: 10.1038/s41467–017–01682–2.
  22. Zhang X., Fang Z., Zhang C., Xia H., et al. Eff ects of acarbose on the gut microbiota of prediabetic patients: a randomized, double- blind, controlled crossover trial. Diabetes Th er. 2017;8:293–307. doi: 10.1007 / s13300–017–0226- у.
  23. Su B., Liu H., Li J., Sunli Y., et al. Acarbose treatment affects the serum levels of inflammatory cytokines and the gut content of Bifi dobacteria in Chinese patients with type 2 diabetes mellitus. J Diabetes. 2015;7:729–39. doi:10.1111/1753–0407.12232.
  24. Oganezova I. A., Medvedeva O. I. Changes in intestinal microbiota as a cause and potential therapeutic target in constipation syndrome. Russian Medical Inquiry. 2020;4(5):302–307. (in Russ.) doi: 10.32364/2587–6821–2020–4–5–302–307.
  25. Kanerud L. et al. Effect of sulphasalazine on gastrointestinal microflora and on mucosal heat shock protein expression in patients with rheumatoid arthritis. Br J Rheumatol. 1994;33(11):1039–48. doi: 10.1093/ревматология/33.11.1039.

4788 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.