18+

Рискованная доставка

Рискованная доставка

Рискованная доставка

«Подводные камни» нового порядка дистанционного отпуска лекарственных препаратов

Уже более месяца действует изменённый порядок дистанционной торговли лекарственными препаратами (ЛП) и участники рынка вполне могут обменяться первыми наблюдениями о его позитивных сторонах, недостатках и недоработках. Изменения, о которых идёт речь, были введены в действие Постановлением Правительства РФ от 31.05.2021 № 827. Оно дополнило новыми нормами «Правила выдачи разрешения на осуществление розничной торговли лекарственными препаратами для медицинского применения дистанционным способом, осуществления такой торговли и доставки указанных лекарственных препаратов гражданам» (далее «Правила»). Они ранее были утверждённые другим Постановлением Правительства РФ от 16.05.2020 № 697. В нашей статье мы кратко опишем самые ключевые изменения и порассуждаем о том, оптимально ли на сегодняшний момент регулируется эта сфера.

Суть изменённого порядка

Напомним основные новшества изменённого порядка:

  • Для осуществления дистанционного отпуска ЛП теперь достаточно наличия у организации одного аптечного объекта (а не десяти, как раньше).
  • Аптечная организация может осуществлять дистанционный отпуск ЛП не только через собственный сайт, но и через сайт агрегатора информации о товарах (проще говоря, через маркетплейсы), при наличии договора с его владельцем. Положения этого договора должны соответствовать Федеральному закону «О защите прав потребителей».
  • Для доставки ЛП аптечная организация теперь может нанимать не только курьерскую службу, но также любых лиц, осуществляющих доставку с помощью оборудования, обеспечивающего поддержание необходимого температурного режима для термолабильных ЛП.


Остальные изменения, внесённые Постановлением № 827, регулируют следующие темы:

  • составление договора с агрегатором (агрегаторами);
  • переоформление разрешения на осуществление розничной торговли ЛП дистанционным способом;
  • цена ЛП на маркетплейсах по сравнению с ценой в аптечной организации;
  • информирование и фармконсультирование при дистанционном отпуске;
  • приём заказов через сайт агрегатора;
  • ответственность аптечной организации, заключившей договор с владельцем агрегатора.

Кто и за что отвечает

Сфокусируемся на заключительной теме и процитируем для этого первый абзац новой редакции пункта 19 Правил: «Доставка заказа… осуществляется работником аптечной организации или иными лицами на основании договора, в котором указываются обязанности каждой из сторон договора, порядок действий и ответственность сторон договора».

Таким образом, при онлайн-заказе ЛП, вам его скорее всего привезёт не работник аптечной организации, а «иное лицо», то есть — курьер, не являющийся фармспециалистом.

Согласно новой редакции того же пункта 19, ответственность перед покупателем в случае нарушения этими «иными лицами» условий хранения и порчи ЛП при их доставке, несёт аптечная организация, заключившая с ними договор. Что касается ответственности за реализацию фальсифицированных, контрафактных, недоброкачественных и не зарегистрированных в России ЛП, то её аптечная организация и лица, осуществляющие доставку по договору с ней, согласно вышеупомянутому пункту, несут солидарно.

Из этого вытекает, что держатели фармлицензий «головой» отвечают за тех, кого нанимают в качестве курьеров. Это логично, ведь «иные лица», о которых идёт речь в пункте 19, не являются сотрудниками фарморганизаций, и отраслевые лицензионные требования к ним не относятся. Так что участникам отрасли следует определиться: либо нанять ответственную и пунктуальную службу доставки, либо осуществлять услугу самостоятельно.

Кажущиеся справедливыми оправдания наподобие «не мы доставляли, какие к нам могут быть претензии» не помогут. В данном случае аптечная организация — с разрешения законодательства, разумеется — как бы делегирует функцию доставки ЛП «иному лицу». Подчеркнём: только функцию, а не ответственность.

Тем, кому такой порядок кажется несправедливым, можно порекомендовать обратить внимание на вторую норму пункта 19 Правил. Из неё следует, что курьер тоже несёт ответственность за реализацию фальсифицированных, контрафактных, недоброкачественных и не зарегистрированных в России ЛП. Но ведь он, не будучи фармспециалистом, не может определить, относится доставляемый им препарат к таковым или нет. Так что ровно в той степени, в какой аптека зависит от добросовестности и аккуратности курьера, он также зависит от этих же качеств работников аптечной организации.

Доставка и определение «фармдеятельности»

Логичность и справедливость такого распределения ответственности — одно дело, а его соответствие нормам законодательства — совсем другое. Создаётся ощущение, что разработчики порядка дистанционной торговли ЛП упустили из виду нюансы определения понятия «фармацевтическая деятельность» статьи 4 Закона «Об обращении лекарственных средств» (от 12.04.2010 № 61‑ФЗ).

Процитируем его: «деятельность, включающая в себя оптовую торговлю лекарственными средствами, их хранение, перевозку и (или) розничную торговлю лекарственными препаратами, в том числе дистанционным способом, их отпуск, хранение, перевозку, изготовление лекарственных препаратов».

Пусть курьеры (курьерские службы) не несут ответственности перед законом за условия хранения и качество ЛП при доставке (при том, что такая ответственность может быть прописана в их договоре с аптечной организацией), но ведь они фактически совершают рабочие действия, полностью соответствующие элементам понятия «фармдеятельность», выделенным курсивом. Они перевозят ЛП, участвуют в их хранении и отпуске. Иными словами, по факту они являются акторами (действующими лицами) лекарственного обращения.

Получается, что Постановление № 697 фактически легитимизировало участие в фармдеятельности лиц, не являющихся фармспециалистами или держателями лицензий на осуществление розничной торговли ЛП. Слово «легитимизировало» здесь лучше поместить в кавычки, потому что сила Закона РФ выше силы Постановления Правительства РФ.

Следовательно, для законодательного подкрепления действующего порядка необходимо внести соответствующие изменения в определение понятия «фармдеятельность» Закона «Об обращении лекарственных средств». Эти изменения должны установить, что участие вышеупомянутых «иных лиц» (проще говоря, курьеров) в доставке ЛП потребителю к фармдеятельности не относится. Кроме того, вероятно стоило бы дополнить понятийную статью Закона «Об обращении лекарственных средств» определением понятия «отпуск ЛП», в котором нашла бы корректное отражение тема дистанционного отпуска (доставки).

Доставка как необходимая услуга

За прошедший месяц фармритейл сильно преобразился. Теперь предложения о продаже ЛП можно увидеть не только на аптечных сайтах, но и на маркетплейсах. Владельцы крупнейших нефармацевтических сетей обзавелись партнёрскими аптечными структурами, благодаря чему подключились или ещё подключаются к доставке ЛП.

Некоторые консервативно настроенные фармспециалисты испытывают от такого развития событий смешанные чувства, и их можно понять. Но следует также принять во внимание следующие обстоятельства. Основная функция аптеки — оказание фармацевтических услуг населению. Население уже привыкло заказывать лекарства онлайн, а в эпоху пандемий (которая может продлиться долго) эта привычка превратилась в острую потребность. Кроме того, данные HealthIndex «Исследование поведения конечных потребителей» за II квартал 2021 года (приведённые компанией Ipsos и опубликованные газетой «Фармацевтический вестник») показывают, что почти ⅔ потребителей не видят большой разницы между приобретением лекарства на сайте аптеки и его покупкой через маркетплейс или различные интернет-магазины.

Иными словами, за последние годы сильно изменился характер фармуслуг, затребованный большей частью потребителей. Онлайн-заказ и особенно доставка ЛП перестали быть выбором небольшой части потребительского сообщества. Исполнительный директор Ассоциации аптечных учреждений «СоюзФарма» Мария Литвинова обращает внимание на то, что устойчивый речевой оборот «дистанционная торговля ЛП» не отражает сути этого явления на современном этапе. Она подчёркивает, что речь скорее идёт об оказании дополнительной услуги к действующей фармлицензии, которая предполагает возможность доставки ЛП.

При этом слово «дополнительная», по мнению эксперта, не означает в данном случае «факультативная», то есть, «необязательная». Исходя из востребованности этой услуги населением, Мария Литвинова полагает, что отрасль движется (или ей следует двигаться) по направлению к тому, чтобы оказание услуги по доставке ЛП стало лицензионным требованием, то есть, одним из обязательных условий функционирования аптечной организации.

«Относительно способа осуществления доставки — самостоятельно (через свой сайт, посредством приёма заказов по телефону) или посредством договорных отношений с владельцами агрегаторов информации и курьерских служб — существует вариативность. Но, в любом случае, в перспективе доставка должна осуществляться каждой аптечной организацией, большой или малой, чтобы потребитель не был ограничен в данной услуге», — считает Мария Литвинова.

Рекомендации и итоги

Вне зависимости от выбора способа осуществления доставки руководителю аптечной организации будет крайне полезно проштудировать действующую редакцию Правил (Постановление № 697). Для тех, кому их положения покажутся сложными и малопонятными, можно порекомендовать также ознакомиться с «Памяткой по правилам дистанционной торговли лекарственными препаратами, начинающим действовать с 01.09.2021 г.», разработанной юридической службой Ассоциации «СоюзФарма». В ней не только отражены нормы Правил (в том числе новые), но и доступным языком поясняются термины (например, что такое «агрегатор»). Одной из самых важных частей памятки является изложение особенностей заключения договора с владельцем агрегатора, то есть, информационного ресурса, на котором потребитель получает информацию о товаре аптечной организации, оформляет и оплачивает заказ.

В частности, разработчики памятки прописали некоторые условия этого договора, необходимые для того, чтобы аптечная организация обеспечила необходимое качество фармуслуг при доставке, то есть, защитила интересы потребителя, а также свои интересы, которые, по большому счёту, совпадают.

Подведём итоги. Можно, конечно, насупиться и занять позицию неприятия изменений. Но они уже наступили, более того, они широко востребованы потребителем. Поэтому, вероятно, продуктивнее выбрать второй путь, у которого три направления.

Во-первых, необходимо снять все противоречия между Правилами и остальным фармзаконодательством (пример одного из противоречий приведён выше). Во-вторых, следует, вероятно, доработать Правила, чтобы и аптечная организация, и другие участники дистанционного отпуска отвечали только за то, что входит в сферу их компетенции и контроля. В-третьих, следует задуматься над тем, чтобы лица, доставляющие лекарства, проходили специальный краткий курс обучения, а организации, представляющие курьерские услуги фармритейлу, получали лицензию или верификацию от фармсообщества.

763 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Комментарии
comments powered by HyperComments