18+

Статьи — Журнал — Интервью экспертов

Елена Сидорова

Елена Сидорова об отличной профессиональной школе, семейном бизнесе и гениальных сотрудниках

Досье КС

 


Елена Анатольевна Сидорова

Город: Курчатов
Должность: владелец сети аптек «Гарант» в Курске и Курчатове
Увлечения: цветоводство, кулинария
Семейное положение: замужем, есть сын.
Текст: Ирина Цыпленкова
Фото: Андрей Изотов
 
КС: Елена, здравствуйте! Скажите, а почему Вы выбрали именно ­фармацевтику?
 
Елена: Я всегда любила лечить — мне с самого детства говорили, что я буду врачом. Но я панически боялась мертвых, поэтому работа врача пугала. В 14 лет, когда делала выбор профессии — положа руку на сердце, я не понимала, что такое фармация. Но я понимала, что там тоже лечат, что там белый халат, лекарства. Глубоко в душе я знала, куда иду, знала, что это очень ­ответственно.
 
КС: Вы уже в 14 лет начали получать специальное образование? Хорошо ­учились?
 
Елена: Да, я закончила восемь классов и поступила в Курский фармацевтический колледж. В 17 лет я с красным дипломом закончила колледж и сразу поступила в Курский государственный медицинский ­университет.
Классный руководитель в колледже сыграла в моей жизни большую роль. Позже я осознала: она что‑то разглядела во мне еще на первом курсе. Первую сессию я сдала на одни пятерки, вторую тоже. А потом началась военная подготовка. Я с ней никак не дружила, с этой военной подготовкой. И преподаватель поставил мне четыре. Классная меня вызывает к себе: «Пойдешь пересдавать». Я взбунтовалась, но ей удалось меня переубедить не портить себе оценки. Раньше тех, кто хорошо учился, награждали разными поездками. И я за все три года обучения ни одни каникулы не провела дома. Объездила почти всю Россию, побывала в ­Прибалтике.
 
Технологию изготовления лекарств у нас вела строгий педагог Тамара Андреевна Вишневская. В группе было 30 человек. Первая контрольная — 28 двоек. Двадцать восемь! Она сказала: «У нас так: дозу неправильно рассчитал — пациент умер. У нас либо "пять", либо ­"два"».
 
КС: Очень суровый ­подход!
 
Елена: Это была отличная школа. Мы, провизоры старой школы, настолько привыкли всё перепроверять на три раза, что даже если выпиваю с друзьями, я всегда поворачиваю бутылочку этикеткой к себе. Я всегда учу молодых провизоров: «Взяла — посмотрела, положила — посмотрела, отдала — произнесла». Иначе никак, ведь полно созвучных препаратов. Подашь не то, а на кону человеческая жизнь. «Креон» и «Клион» — абсолютно разные вещи, но созвучные. Так что правильно нас Вишневская учила, этому же я стараюсь учить своих ­сотрудников.
 
КС: После такой серьезной подготовки было легко поступить в ­институт?
 
Елена: Под конец обучения студенты с красным дипломом имели право сами выбрать место, куда их распределяли на работу. Я выбрала Краснодар. Там море, солнце. Но была и другая возможность — поступить в Курский медицинский университет, для этого нужно было только сдать первый экзамен на пятерку. Сдавать предстояло химию, которую я изучала на первом курсе, и, конечно, к концу колледжа знаний осталось мало. Балл на поступление был высокий, а конкурс — очень большой. Я сказала классному руководителю: «Если на пятерку химию не сдам, поступать дальше не буду, а уеду работать в Краснодар». Она мне: «Да ты что, с ума сошла? Лена, ты родителям скажи!». Я отвечаю: «Ни за что! Они заставят поступать!». А я себе цель поставила — либо пять, либо никак. И сдала первый экзамен на пятерку. То есть поступила. Потом меня разыскивал Краснодар: почему не явилась на ­работу.
В институте, кстати, мы познакомились с моим мужем. По образованию он врач. Мы познакомились — вы не поверите — в раздевалке! Я была очень деятельной студенткой, старостой. И вот однажды задержалась, а его группа дежурила. И он ни под каким предлогом не хотел отдавать мне пальто. А моя соседка по общежитию училась с ним в одной группе. И она сказала ему: «Володя, не парься, я тебе сейчас всё про нее расскажу!». Так мы познакомились, поженились, живем и работаем вместе уже 25 лет. Бизнес у нас семейный, и мой муж играет в нем огромную роль — он исполнительный директор нашей сети ­аптек.
 
КС: И как складывалась жизнь после института? Как пришли к идее заняться ­бизнесом?
 
Елена: Мужа распределили хирургом в Курчатов, нам дали квартиру. Сыночку было уже годика два — большой парень. Однажды я поехала в гости к подруге в Курск. И она мне сказала: «Лена, ну что ты сидишь? Ты так замечательно училась, была такой деятельной, начинай бизнес!». Я засомневалась: «У меня не получится!». «Да у кого же получится, если не у тебя?».
 
Это было пятнадцать лет назад. Первого августа я ушла в отпуск, до первого сентября утрясла все дела, десятого рыдала: «Ну куда я влезла? Назад‑то некуда!». А двадцатого октября уже получила свою первую лицензию. И второго ноября открылась первая аптека. Та встреча с подругой была очень сильным толчком. Она настояла на своем, застыдила. Потом я поняла, что аптека должна быть похожей на аптеку, что надо строиться. И так получилось, что сейчас практически все здания у меня в ­собственности.
 
Когда я через время приехала к той же подруге, она спросила: «Лена, почему ты не возьмешь помещение в аренду? Строить ведь долго!». И действительно, пока построишь, пока все коммуникации выведешь. Это катастрофа. Тут муж просто ­необходим!
Так мы построили первую аптеку. Сейчас у меня три объекта из пятнадцати в аренде, но это скрепя сердце — не люблю я аренду. Когда помещение в собственности — ты сам себе генерал. Строишь, как хочешь. Аптека — это ведь и режим работы, и кондиционеры, и еще много чего. А в аренде — захотели не топить, не будут топить. Сегодня хорошее настроение, завтра плохое. Своя «политика партии». А у тебя получение лицензий, мебель, люди… Поэтому нет. Лучше медленно, но ­свое.
 
КС: А как Вы отбираете сотрудников? На что делаете упор в ­управлении?
Елена: Людей надо понимать, к ним нужно относиться с уважением, ценить их. У нас в коллективе уже 80 человек. И каждый по‑своему талантлив. Важно разглядеть талант и понять, где он более всего пригодится. У меня есть очень оригинальные и креативные сотрудники, которые великолепно оформляют витрины. Я это поощряю, оплачиваю им это. Таких людей немного. Я провожу для них конкурсы. Они до последнего момента прячут свои творения друг от друга, а потом как «бабахнут» все вместе! Очень интересно! Есть настоящие гении, они видят это так, как не видит никто. И что будет, если мы это ­убьем?
Некоторые хотят учиться, и им тоже нужно в этом помогать. Чтобы они поднялись в своих глазах, зауважали себя. Чтобы человеку было приятно, что он здесь Специалист — с большой ­буквы.
 
А есть те, кого надо поддержать. Люди могут быть абсолютно разными. Имеют право! Они родились такими. Уважение к другим людям — это главный наш критерий. Я ведь прихожу в магазин и хочу, чтобы со мной вежливо и уважительно общались. А в аптеку приходят и с болью, и с трагедиями. На собеседовании я часто понимаю, что это не мой человек, что я не смогу ему объяснить наш подход. А в некоторых, наоборот, с порога вижу ­гениальность.
Пришла ко мне как‑то женщина 49‑ти лет, из государственной аптеки. Я на нее посмотрела и поняла: ну, просто феноменально! Она — нераскрытый талантище. Вы не представляете, на какой уровень она вышла. Хотя коллектив удивлялся: «Елена Анатольевна, что же вы с ней так носитесь?». В таком возрасте трудно вникнуть, принять новые принципы работы. Но она проявила себя просто невероятно. А можно было бы и не разглядеть этот талант. Так что руководитель должен чувствовать сердцем. Увольнять практически не приходится, потому что я подбираю людей именно так. Правда, мои сотрудники очень часто уходят в декреты. Это у меня «проблема века» ­(смеется).
 
КС: Елена, что отличает сеть «Гарант» от других аптечных ­сетей?
 
Елена: Лучшие сотрудники. Замечательные. К тому же мы на рынке давно. В этом году будем праздновать 15‑летний юбилей. Мы, конечно, маленькие, но уже достаточно авторитетные. В городе нас знают, любят и возвращаются именно к нам. Мы своего покупателя тоже любим. Привлекаем его не банальными дискаунтерами, а именно настоящей лояльностью и заботой. Наш путь сложнее. Но можно многое ­придумать.
 
Недавно мы проводили конкурс: просили покупателей поздравить нас с днем рождения. Нам написали такие красивые стихи! Была другая очень успешная акция для покупателей: «счастливый чек». Без привязки к сумме, просто счастливый — тот, кому он достался, получал разные подарки. Люди до сих пор спрашивают, когда же повторится эта акция? А я даже не ожидала, что она так ­сработает.
 
В этом году в честь юбилея у нас будет много всяких мероприятий: девятого мая будем поздравлять ветеранов, первого июня будет большой детский праздник, по случаю Дня медицинского работника мы традиционно проводим награждение лучшего в профессии. Все наши сотрудники сражаются за это звание: там и диплом, и приз ­внушительный.
 
Аптека — это искусство. Аптечное дело благородно и достойно, нам доверяют. Я, например, совершенно не понимаю ситуацию, когда в аптеке отпускают спирт без рецепта, потому что это выгодно. Ну не понимаю! Я считаю, что аптека должна быть аптекой. Как в таком бизнесе руководствоваться только материальной выгодой? Нужно заниматься тем, что знаешь и любишь. Это мое ­кредо.
 
У нас много идей, что и как продавать, и мы всегда стараемся делать это хорошо, безопасно и надежно. В частности, я вижу аптеку только закрытого типа. Открытую не понимаю, потому что, на мой взгляд, убивается главный принцип — принцип безопасности. Еще в аптеке должно быть хорошо. Конечно, к нам приходят с болезнями, но всё равно сюда должно быть приятно заходить. Мы уделяем этому очень много ­внимания.
 
КС: А как Вы добиваетесь того, чтобы в аптеку было приятно ­заходить?
 
Елена: Есть сейчас такое направление — нейромаркетинг. По его правилам мы стараемся создать помещение, в которое хочется возвращаться. И дизайн, и атмосфера должны быть соответствующими. Выскажу еще одно свое мнение, которое идет вразрез с общими представлениями о бизнесе. У меня никогда не было такой цели: каждый покупатель должен уйти с покупкой. Это абсурд, я считаю. Покупатель имеет право ничего не купить, а просто получить какую‑то услугу, например, консультацию. Он должен быть свободен. Потому что если сегодня мы что‑то ему навязали, завтра он не вернется в нашу ­аптеку.
 
Я работаю сейчас с маркетинговыми специалистами из Москвы, так они все говорят: «Каждый должен уйти с покупкой!». А я им отвечаю: «Никто нам ничего не должен!». Клиент имеет право найти у себя дома таблетку, прийти к нам и спросить: «Девочки, подскажите, от чего ж эта таблетка, которая у меня валяется?». Если он получил у нас заряд позитива и какую‑то услугу, он обязательно ­вернется.
 
КС: Елена, давайте вернемся к еще одной главной сфере жизни помимо работы. Расскажите, пожалуйста, про Вашу ­семью.
 
Елена: Я абсолютно счастливая женщина. Мы с мужем в этом году отмечаем серебряную свадьбу — 25 лет совместной жизни. Муж у меня просто замечательный. У нас есть прекрасный сын, в этом году он тоже окончил Курский медицинский университет — стал провизором. Сейчас в интернатуре. Он сам выбрал эту профессию, сам захотел, и ему это очень нравится. В аптеке он балдеет — ну, он там вырос. Работает с ­удовольствием.
 
КС: А как удается совмещать такую успешную работу и такую прекрасную ­семью?
 
Елена: Вы знаете, удается. Если делать что‑то с любовью, то всё удается. У меня полная, абсолютная гармония с мужем. Он не такой, как я, в мыслях, в идеях, но всё равно мы едины. Обычно происходит так. Я подаю идею. Он вначале всё отрицает. Потом долго надо мной смеется. Затем прислушивается, а потом начинает ­помогать.
 
Причем если он сразу же, напрочь отрицает мою идею, значит, эта идея окажется очень хорошей и эффективной. Семья — это всё. Мы всегда возвращаемся в семью, и нам там должно быть комфортно. Там должны быть понимание и поддержка. Да, бывают срывы и неприятности, но быть вместе — это ­здорово.
Было бы невозможно поднять весь бизнес одной. Многие говорят, что это надоедает, если муж с женой вместе всё время — и на работе, и дома. Но как это может надоесть? Мне уже через два часа начинает не хватать мужа. Я не понимаю, как это — надоели. Надоели — значит, не ­любили.
 
КС: Вы обрисовали такую замечательную картину! А в современном мире, кажется, перемешались семейные роли. Раньше мужчина был опорой семьи и добывал ресурсы, а женщина была хранительницей очага и варила борщи. Сейчас в основном всё не так. Как же жить нам ­теперь?
 
Елена: Я не думаю, что всё перемешалось. Мужчина был и остается мужчиной. С ним однозначно должно быть надежно. И в горе, и в радости. Мужчина — наша основная опора. Конечно, обязанности по дому должны быть поделены. Не должно быть такого, чтобы одна женщина готовила, мыла, стирала и так далее. Даже если бы он один приносил деньги. Ну и что? Разве это семья? Я считаю, что семья — это все вместе, когда всё разумно и не унижает ничьего ­достоинства.
 
Просто кто‑то что‑то делает лучше. Когда муж уезжает, у меня в доме жизнь останавливается. Как назло, всё выходит из строя, настоящая трагедия. Мне кажется, мужчина должен уметь работать руками, по крайней мере, лампочку уметь вкрутить. Я вот не умею и боюсь (смеется). Что касается добытчика — у нас семейный бизнес, он создает, а я руковожу. Я провизор, а он врач, и без него ничего бы не было. Мой муж — основа всего нашего ­бизнеса.
 
А борщи… Я люблю варить борщи! Я так люблю готовить, что мой муж с этим борется. Он говорит: «Лена, как так, другие женщины ноют, а ты постоянно готовишь, ну нельзя же так!». А я люблю, чтобы в дом приходили гости, чтобы стол был накрыт. Постоянно придумываю что‑то: испеку, сварю, пожарю… Муж нетребователен, абсолютно непритязателен, это я люблю изыски, и процесс мне совершенно не в тягость. Наверное, это от родителей. У меня мама и бабушка — обе такие. Зато не люблю гладить, мне кажется, что это бестолковая трата ­времени.
 
КС: А что еще любите, есть ли у Вас какие‑нибудь ­хобби?
 
Елена: Я очень люблю цветы. У меня много роз — под сотню, наверное. Они радуют меня и запахом, и цветом… «Королева цветов», конечно, привередлива, но как она радует своим цветением всё лето, всю осень, до морозов! Когда ты вложил в цветок душу, а потом он расцветает, это счастье. Что я еще люблю? Гулять люблю. Особенно по лесу. Очень ценю близость к природе. Я вообще занимаюсь в жизни только двумя вещами. Либо теми, которые люблю, либо теми, которые мне нравятся! Например, недавно я открыла сеть чайных магазинов. Я считаю, что вкусный чай — это искусство. С одной стороны, он очень полезен, а с другой — это же сплошное наслаждение! Никогда ничего не создавала только ради денег. Пусть это звучит банально и даже неправильно, ведь бизнес должен приносить деньги. Но я считаю, что всё в этой жизни должно быть для ­души.

 

0 0 лайков 345 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Светлана Воронцова: «Аптечный бизнес — это игра»

Директор сети аптек «Апельсин» о правильном позиционировании и продвижении аптек

0 комментариев 0 лайков 2006 просмотров

Кассовые сборы

Екатерина Филиппова о принципах мерчандайзинга для прикассовой зоны

0 комментариев 0 лайков 2650 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку