18+

Статьи / Журнал /

«Если работа первостольника сводится к тому, чтобы пробить чек, то для чего так долго учиться?»

«Если работа первостольника сводится к тому, чтобы пробить чек, то для чего так долго учиться?»

Интервью о проекте профессионального стандарта «Фармацевт» с одним из его авторов — Еленой Неволиной

У российских провизоров уже давно есть свой утвержденный профессиональный стандарт (далее — ПС), в то время как разработка профстандарта для фармацевтов сильно затянулась. Первый проект ПС «Фармацевт» был опубликован еще в конце 2016 г., и лишь совсем недавно, в марте 2020 г., Министерство труда и социальной защиты представило на сайте regulation.gov.ru обновленный проект этого стандарта. Структура у него схожа со структурой профстандарта «Провизор». Документ представлен в виде таблицы, и по каждой трудовой функции в нем перечислены действия, необходимые умения и знания, которыми должен владеть специалист со средним профессиональным образованием по специальности «Фармация». Многое в обновленной версии ПС «Фармацевт» совпадает с проектом, опубликованным больше трех лет назад. Поэтому сконцентрируемся на отдельных актуальных вопросах обновленного проекта и зададим их одному из разработчиков документа — Елене Неволиной, исполнительному директору Союза «Национальная фармацевтическая палата» и Некоммерческого партнерства «Аптечная гильдия».

Катрен-Стиль: Елена Викторовна, первый вопрос такой: понятно, что в новом проекте, по сравнению со старым, некоторые темы получили развитие. Но есть ли такой аспект или аспекты, которых в старом проекте вообще не было?

Елена Неволина: Есть. Например, знания, умения и трудовые действия, связанные с работой в системе мониторинга движения лекарственных препаратов: передача данных в эту систему, использование оборудования и информационных технологий системы и т. д. Теперь фармацевт будет обязан в полной мере обладать этими способностями.

Катрен-Стиль: Мы обратили внимание на то, что трудовая функция «Фармацевтическое консультирование» изложена в обновленном проекте более развернуто.

Елена Неволина: Это сделано намеренно. Если работа первостольника сводится к тому, чтобы пробить чек и продать препарат, то для чего так долго учиться специальности?

Катрен-Стиль: Первостольники часто задают вопрос, в каких случаях нужно оказывать фармконсультирование и в каком объеме?

Елена Неволина: Прежде всего, я хотела бы отметить, что потребитель нередко приходит в аптеку с уже сформированным запросом и сразу называет первостольнику конкретное торговое наименование. Почему‑то некоторые фармспециалисты считают, что в подобных случаях консультировать не надо.

Но мы же не знаем, на основании чего посетитель выбрал именно этот препарат. Может, он увидел его рекламу по телевизору или в другом средстве массовой информации. Не исключено, что выбор был сделан на основании прошлого опыта применения этого препарата. Возможно, «сработала» рекомендация близких или знакомых.

Но даже если посетитель спешит и не хочет ничего слушать, всё равно первостольник должен как минимум предупредить его о необходимости ознакомиться с инструкцией по применению лекарственного препарата, о порядке и длительности приема, а также о правилах хранения. А в отдельных случаях — о необходимости обратиться к врачу при отсутствии лечебного эффекта.

Катрен-Стиль: Можно сказать, что вы сейчас очертили тот «консультационно-информационный минимум», который необходимо соблюсти при отпуске. Если фармацевт исполнил этот минимум или, скажем так, сделал всё, чтобы донести эту информацию до покупателя, — можно ли утверждать, что консультация оказана, и таким образом его профессиональные обязанности исполнены в той мере, в какой этого требует профстандарт?

Елена Неволина: Да.

Катрен-Стиль: А дальше уже в зависимости от того, как сложится беседа с посетителем и какими будут его вопросы…

Елена Неволина: Совершенно верно. Неправильное хранение лекарств в домашних условиях, неточности их приема, нежелательные лекарственные взаимодействия — это неполный список последствий отсутствия или низкого уровня фармконсультирования в некоторых аптеках.

Не говоря уже о курьезных случаях, возникающих из‑за недостатка информированности потребителей. Вплоть до того, что глотают свечи, а капсулы пробуют вводить. Я изучала различные дискуссии в сообществах, где люди обмениваются мнениями и задают друг другу вопросы о применении тех или иных лекарств. Помню такой случай, когда ребенку, у которого болели уши, выписали сироп с антибиотиком. И мама закапывала его именно в уши. Ну болят же именно они… Чья это недоработка?

Катрен-Стиль: Не исключено, что здесь есть недоработка первостольника.

Елена Неволина: Да, он должен был проинформировать покупательницу о необходимости ознакомиться с инструкцией и порядке приема сиропа, но, похоже, в данном случае этого не сделал.

Катрен-Стиль: Что еще можно отнести к информационно-консультационной помощи, о которой идет речь в разделе трудовой функции «Фармацевтическое консультирование» профстандарта?

Елена Неволина: Часто посетитель не знает, что приобрести. У него есть симптом — например, боль в суставе — но с выбором препарата он еще не определился и вообще, скорее всего, не сможет определиться самостоятельно. Он даже может не понимать, что у него болит именно сустав. И реклама тех или иных лекарственных препаратов ему вряд ли может помочь — ведь ее производители и заказчики стараются придать рекламному материалу какой‑то сюжет, из которого далеко не всегда можно правильно понять, для чего и для кого препарат предназначен.

Фармспециалист должен понимать, что его ответственность — не просто порекомендовать какой‑либо препарат, а в первую очередь расспросить посетителя и выяснить, может ли тот вообще в данном случае заниматься самолечением или его надо срочно направить к врачу. Только после этого, если самолечение целесообразно, можно продолжить алгоритм фармконсультирования уже в плане выбора препарата.

Владение этим алгоритмом — основа профессии. Если первостольники не будут консультировать посетителей аптек, не останется никаких аргументов против продажи лекарств где угодно и кем угодно, например, в продовольственном ритейле.

Катрен-Стиль: Итак, давайте систематизируем алгоритм фармконсультирования: шаг 1 — путем расспросов посетителя определиться между (а) возможностью самолечения и (б) рекомендацией обратиться к врачу, шаг 2 — в случае (а) — помочь с выбором препарата или препаратов, шаг 3 — при отпуске проинформировать о порядке и длительности приема, правилах хранения в домашних условиях, необходимости ознакомиться с инструкцией по применению препарата.

Елена Неволина: Что касается последнего, то эта тема в России особенно актуальна. Если вы покупали лекарства за рубежом, то, наверное, обращали внимание, что там инструкции написаны довольно крупными буквами. Кроме того, в них выделены определенные наиболее важные для потребителя фрагменты. Например, инструкция может быть двуцветной, и это позволяет выделять отдельные фрагменты другим цветом. Если же она монохромная, то для выделения используются разного рода знаки и пиктограммы. Такие инструкции написаны сравнительно примитивно, с расчетом на обычного потребителя, неспециалиста.

Когда мы открываем нашу инструкцию, то видим мелкий шрифт и обилие сложных терминов. Я очень удивлюсь, если мне скажут, что любой потребитель может понять, что такое фармакокинетика или фармакодинамика.

Катрен-Стиль: Вам могут возразить, что инструкции по применению пишутся именно для специалистов.

Елена Неволина: Да, но ведь именно покупатель получает ее вместе с приобретенным препаратом. Конечно, для врача в ней содержатся очень важные сведения, он их понимает, но их не понимает потребитель. Добавим к этому особенности оформления. Мне трудно прочитать наши инструкции по медицинскому применению лекарственных препаратов даже в очках. И пока мы имеем такую ситуацию, трудовые действия и умения фармацевта должны включать помощь потребителям в ознакомлении с инструкцией в тех случаях, когда она востребована или необходима.

Катрен-Стиль: Давайте затронем такую актуальную тему, как наличие в профстандарте темы первой помощи. Согласно ПС, фармацевт должен уметь определять состояния, при которых она оказывается, и знать перечень таких состояний. Почему первая помощь отнесена к трудовой функции «Фармацевтическое консультирование»?

Елена Неволина: Любые трудовые действия, умения и знания нужно было отнести к какой‑либо трудовой функции. Оказание первой помощи — это непосредственно работа с потребителем.

Понятно, почему в профстандарте присутствует тема первой помощи. Если этому сейчас обучают даже водителей общественного транспорта, сотрудников предприятий общественного питания, то, мне кажется, что уж в аптеке и подавно это необходимо. Ведь если человек почувствовал себя плохо, находясь в городе, то он чаще всего старается зайти за помощью в аптеку, потому что там люди в белых халатах. Он мыслит закономерно — раз кто‑то имеет такую же униформу, какую носят медицинские работники, значит — он тот самый работник и есть и, следовательно, сможет помочь.

Сегодня наши выпускники, получившие фармобразование, сдают станцию базовой сердечно-легочной реанимации. Это элементарные действия: непрямой массаж сердца, дыхание рот в рот и т. д. Добавлю, что мы обсуждаем с Минздравом вопросы дальнейшего совершенствования аккредитации специалистов и, в частности, поднимаем вопрос о том, что, наверное, для фармработника было бы целесообразнее не проходить все станции аккредитации, кроме одной — сердечно-легочной реанимации, а способность осуществлять фармацевтическую деятельность оценивать в форме профессионального экзамена — решение ситуационной задачи.

Катрен-Стиль: В связи с этим хотелось бы обратить внимание на важное положение, которое присутствует и в ПС «Провизор», и теперь уже в проекте ПС «Фармацевт». Согласно этому положению, деятельность фармспециалистов отнесена в том числе к коду 86.90 Общероссийского классификатора видов экономической деятельности (ОКВЭД). Этот код озаглавлен «Деятельность в области медицины прочая» и включает пункт «Деятельность по обеспечению здоровья человека, не осуществляемую больницами, врачами или стоматологами», который как раз относится к трудовым функциям и действиям фармспециалистов. Почему тогда часто приходится слышать сетования коллег на то, что аптечные организации и их работники не относятся к системе здравоохранения? Давайте проясним эту запутанную проблему для читателей.

Елена Неволина: Ну, во‑первых, следует помнить о существовании аптек при медицинских организациях. Обеспечение ими пациентов больниц и клиник лекарственными препаратами по назначению врача относится к этой самой «прочей деятельности» в области медицины.

Во-вторых, давайте заглянем в Общероссийский классификатор занятости (ОКЗ). Мы увидим, что в этом классификаторе провизоры и фармацевты фигурируют в тех разделах, где перечислены специалисты и персонал сферы здравоохранения. Следовательно, можно прийти к выводу, что фармспециалисты как носители профессии осуществляют деятельность в области медицины, и в лично-профессиональном качестве по сути являются частью системы здравоохранения.

Сложнее обстоит дело с деятельностью аптечных организаций, поскольку в них имеет место продажа лекарственных препаратов, что отнесено к розничной торговле. И сдвинуть это на данный момент невозможно, потому что позиция Минэкономразвития, если ее изложить схематично, состоит в следующем: раз есть купля-продажа, то это всё равно розничная торговля.

Мы не совсем с этим согласны. Конечно, здесь присутствует элемент торговли, но, когда мы обеспечиваем население лекарственными препаратами в системе ДЛО, — это уже совсем другой тип взаимоотношений, не торговый. В подтверждение такой точки зрения можно привести и другие примеры осуществления аптечными организациями социальных функций.

Катрен-Стиль: Все нормы ПС имеют не рекомендательный, а обязательный характер?

Елена Неволина: Да, с 1 января 2017 г. это именно так. Напомню, почему. Потому что квалификационные требования к фарм- и медработникам определены Законом «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», а значит, в соответствии с частью 1 статьи 195.3 Трудового кодекса РФ, работодатели обязаны применять профессиональные стандарты.

Катрен-Стиль: Таким образом, несоблюдение норм ПС может быть квалифицировано как административное нарушение. Но взглянем на проблему с другой стороны. Если, например, руководитель аптечной организации требует у фармацевта совершать какие‑либо рабочие действия, которые отсутствуют в ПС, имеет ли тот право отказаться?

Елена Неволина: Имеет. Если фармацевт не возражает против исполнения таких действий (при условии, что они не противоречат действующему законодательству) — пожалуйста, но это уже вопрос договорных отношений между работодателем и работником, включая аспекты вознаграждения за непредусмотренные ПС трудовые действия: дополнительные дни отпуска, сокращение рабочего времени, доплаты и т. д.

Когда у нас вступил в силу первый профстандарт, много было вопросов о том, что работодатели просят или заставляют фармспециалистов после рабочей смены вымыть полы в торговом зале, вытереть пыль и т. п. От этого можно смело отказаться — таких трудовых действий и умений в профстандартах нет. Но некоторые фармспециалисты могут считать, что корона с них от этого не упадет. Но это уже дополнительно, не в рамках основной должности.

Катрен-Стиль: Развивая вашу мысль, хотелось бы напомнить, что в сетевом фармритейле распространена практика участия или принуждения к участию первостольников в делах с продвижением тех или иных препаратов, а также прочих товаров. Иными словами, первостольников безапелляционно подключают, если так можно выразиться, «к делам с бэк-маржей». Таких «маркетинговых практик» можно придумать много. Если они не соответствуют или даже противоречат тому, что указано в ПС, то фармацевт обязан от них отказаться. Если не противоречат, то это вопрос его отдельной договоренности с руководством. Верно?

Елена Неволина: Вы очень правильно сформулировали. Когда фармацевт подписывает функционально-должностную инструкцию, в которой может быть указано, что он обязан продвигать СТМ-продукты или товар дня (по которым у организации заключены договоры), то к основной части его профессиональных обязанностей и зарплаты это не должно иметь отношения. Но если фармацевт не против того, чтобы работать над их продвижением, то в мотивационной части это допустимо. Конечно, если это не нарушает нормы законодательства и этический кодекс профессии.

Катрен-Стиль: Спасибо.

4842 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Комментарии
comments powered by HyperComments