18+

Статьи — Журнал — Интервью экспертов

Роза Ягудина

Роза Ягудина о роли современного аптечного работника

 

Текст: Ирина Дроздова-Куривчак

Фото: Юлия Скоробогатова
 

Досье КС:

Роза Исмаиловна Ягудина, доктор фармацевтических наук, профессор, зав. кафедрой организации лекарственного обеспечения и фармакоэкономики, зав. лабораторией фармакоэкономических исследований Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, (Москва), главный редактор журналов «Фармакоэкономика» и «Современная организация лекарственного обеспечения»

 

КС: Роза Исмаиловна, какую роль сегодня, на Ваш взгляд, играет аптечный работник для потребителей и для врачей?

Роза: Сегодня, на мой взгляд, врачи мало прислушиваются к провизорам. Раньше в поликлиниках и больницах работали провизоры-информаторы, которые проводили консультирование врачей по новым препаратам. А сейчас врачи работают сами по себе, провизоры — сами по себе. И доктора зачастую воспринимают провизоров и фармацевтов просто как продавцов лекарств. В то же время, как показывают различные опросы общественного мнения, авторитет провизора и фармацевта для пациента достаточно высок. Ведь зачастую наши люди сразу обращаются в аптеку. Я не говорю, что это хорошо, безусловно, надо соблюдать правила отпуска лекарств. Но почему это происходит, почему наше население не любит ходить в поликлинику? Наверное, по многим причинам — очереди на прием, проблемы с выпиской рецептов и пр. И знания врачей не всегда соответствуют сегодняшнему уровню развития фармакологии. Личный формуляр врача и в России, и во всем мире обычно составляет 60–80 препаратов. Врач может прекрасно знать свою группу препаратов, но совершенно не ориентироваться в смежной группе. Но у пациента зачастую не один диагноз, а несколько. И, приходя в аптеку, он может купить препараты, назначенные разными врачами, и, кроме того, безрецептурные препараты. Как все это сочетается между собой, подсказать ему сможет только провизор.

Кроме того, по последней информации, Минздрав планирует принять приказ по выписке рецептов по МНН и утвердить список взаимозаменяемых лекарств. А это означает, что роль аптечного работника существенно возрастет, но одновременно вырастут и требования к его профессиональной компетенции, особенно в вопросах применения лекарственных средств.

 

КС: Почему, на Ваш взгляд, роль провизора в системе здравоохранения сегодня изменилась?

Роза: В России функционал провизора очень сужен, его загнали в рамки торгового работника. С одной стороны, это влияние врачебного сообщества. С другой стороны, я считаю, что сами провизоры в этом тоже виноваты. Они мало сделали для того, чтобы развивать фармацию как профессию. Вузы не среагировали на изменение ситуации и продолжили учить тому же, чему учили 20 лет назад. Конечно, не хватает профессионального лобби. Российские аптечные ассоциации в основном занимаются решением бизнес-задач, а не теми вопросами, которыми занимается, например, Королевское фармацевтическое общество в Великобритании или Международная фармацевтическая федерация (FIP). Необходимо развивать фармацию именно как профессиональную область, определяя, какие перспективные направления будут востребованы через несколько лет. Россия — благодатная страна для развития профессии провизора и фармацевта. У нас исторически существовали очень хорошие традиции аптечной службы, была мощная система лекарственного снабжения, великолепные специалисты. Однако в нашей стране практически нет серьезного аптечного лобби, которое есть в Великобритании, в Германии, в США. И это при том что в России аптечные работники играют важную роль в отпуске лекарственных препаратов. Роль аптечного работника в грамотном консультировании граждан сейчас очень важна. Я считаю, что основной акцент, который должен быть сделан в развитии профессии провизора, фармацевта, — это грамотное аптечное консультирование.

 

КС: Роза Исмаиловна, специалисты аптек и сегодня консультируют клиентов. Почему Вы считаете, что необходимо повышать качество аптечного консультирования?

Роза: Сегодня далеко не всегда консультации проводятся на должном уровне. Зайдите в аптеку и посмотрите, как работает сотрудник аптеки: стоит очередь и нужно быстро всем отпустить лекарства, консультировать порой просто некогда. Нужно совершенствовать аптечное консультирование. Это ключевой момент, потому что какой бы ни был хороший препарат, если его принять неправильно, не в той комбинации – он может оказать иное действие, чем мы ожидаем. Кроме того, есть ситуация, когда пациент приходит не с конкретным рецептом, а с какой-то проблемой, и провизор должен определить, когда можно отпустить препарат, а когда нужно посоветовать обратиться к врачу. По всем этим моментам в некоторых странах разработаны подробные рекомендации. Например, в Германии существуют строгие стандарты того, как и что должен спросить у пациента сотрудник аптеки и в каких ситуациях он может дать рекомендации, а в каких — нет. Есть подобные требования у Всемирной организации здравоохранения, у Международной фармацевтической федерации (FIP).

 

КС: Что необходимо для повышения качества аптечного консультирования?

Роза: Конечно, постоянное постдипломное образование, чтение литературы. Однако аптечному работнику, в силу того что он постоянно профессионально занят, сложно формировать цельную картину аптечного консультирования на основании различных источников. Поэтому я считаю, что задача профессорско-преподавательского состава вузов, научного сообщества — готовить для специалистов аптек четкие понятные алгоритмы действий в той или иной ситуации. Мы с моими коллегами уже на протяжении многих лет готовим такие алгоритмы. И сейчас планируем публикацию подобных алгоритмов, только в немного усовершенствованном виде, в журнале «Катрен-Стиль». Для нас важно будет получить обратную связь о том, какую еще информацию хотели бы получать сотрудники аптек, с какими типичными проблемами они сталкиваются. Мы также планируем записать видеолекции по этим темам и выложить их на сайте Московского фармацевтического общества.

 

КС: Роза Исмаиловна, Вы часто бываете за рубежом. Можете ли рассказать, как обстоят дела с аптечным консультированием в других странах?

Роза: Во многих других странах развитие аптечного консультирования стимулируется тем, что прибыль, которую получает аптека, зависит не от стоимости продаваемых упаковок лекарственных средств, а от их количества и оказанных консультативных услуг. Там существует тариф за обслуживание. Сколько аптека отпустила упаковок – столько получит оплаты по тарифу. Также в некоторых странах есть оплата за консультирование, которая может быть заложена в тариф стоимости лекарства. В России же прибыль аптеки формируется исходя из наценки на препарат, а это влечет за собой то, что аптеке выгоднее продавать дорогие препараты. Консультирование же отходит на второй план.

 

КС: Очень хотелось бы обсудить также роль провизора в больничной аптеке. Какова она на сегодняшний день и необходимо ли ее изменить в дальнейшем?

Роза: Сегодня провизор в аптеке — это специалист, который закупает препараты по решению главврача и распределяет их по отделениям. А на самом деле провизор должен работать в команде с врачом, помогая ему назначать правильную лекарственную терапию, потому что провизор хорошо знает особенности лекарственных форм, фармакокинетику препарата, его взаимодействие. В России сейчас появилась тенденция — закрывать аптеки в больницах. Но я считаю, что грамотный руководитель крупной клиники никогда на такое не пойдет. Крупная больница без аптеки не может обеспечить качественное лекарственное снабжение. Я была в США, в госпитале Джона Хопкинса, крупнейшем в Балтиморе, и спросила у сотрудников госпиталя, сколько у них работает провизоров. Они сказали, что в клинике работает 90 провизоров. На мой взгляд, это правильный подход.

 

КС: В Ваших публикациях Вы неоднократно упоминаете о том, что в других странах у больничных провизоров очень широкие функции, например, они проводят клинические исследования. Можете рассказать об этом подробнее?

Роза: За рубежом провизоры участвуют в проведении клинических исследований, потому что они отвечают за хранение препаратов, ведение части документации. Зарубежные больничные аптеки сделали большой шаг вперед в развитии аптечного изготовления, которое у нас незаслуженно игнорируется. За рубежом есть правила больничного изготовления лекарств, так называемые больничные GMP. На смену кустарному изготовлению аптечных стерильных растворов приходит современное оборудование, современные технологии. Если раньше готовили просто стерильные растворы, то сейчас за рубежом готовят всевозможные лечебные смеси, готовят индивидуальные препараты, занимаются разведением препаратов, которые применяются в химиотерапии. Я бываю на Европейских конгрессах больничной фармации. Там всегда представлена впечатляющая выставка оборудования для аптечного изготовления лекарств для нужд больницы.

 

КС: Насколько у нас возможно и необходимо развитие дополнительных функций у больничного провизора?

Роза: Это обязательно нужно развивать. В первую очередь, стоит усовершенствовать нормативно-правовую базу, касающуюся больничного изготовления лекарств, сделать ее соответствующей реалиям сегодняшнего дня. Для разработки новых законов должны подключиться профессиональные ассоциации. Должно идти тесное взаимодействие профессионального сообщества, ассоциаций и органов исполнительной и законодательной власти.

 

КС: Исчезает не только функция больничного изготовления лекарств, но также закрываются производственные аптеки. Нужно ли их поддерживать и каким образом?

Роза: В свое время на Западе шла дискуссия о том, нужно ли сохранять аптечное изготовление. В итоге профессиональное сообщество пришло к выводу, что аптечное изготовление как совокупность уникальных фармацевтических навыков и умений, определяющих суть профессии, нужно сохранить. Аптечное изготовление не может быть массовым, как было раньше. Но, я считаю, его нужно обязательно поддерживать. На Западе в аптеках изготавливают детские лекарственные формы, лекарства для лечения кожно-венерологических, эндокринологических заболеваний.

 

КС: Сейчас активно обсуждаются службы доставки лекарств, интернет-аптеки. Как Вы оцениваете перспективы развития таких форм аптечной торговли?

Роза: Интернет-аптека, я считаю, может быть только функцией реальной аптеки. Нельзя создавать в Интернете полностью виртуальную аптеку, иначе она станет площадкой для торговли фальсифицированными, некачественными препаратами. Но было бы удобно, если бы обычная аптека могла предоставлять интернет-услуги. Здесь, конечно, встает ряд вопросов: как отпускать рецептурные препараты, кто будет доставлять лекарственные средства, потому что по закону отпускать лекарство может только специалист с фармацевтическим образованием. Здесь нужны новые технологические решения и законодательные акты.

 

КС: Необходимо ли развитие каких-то еще дополнительных услуг в аптеке?

Роза: Да, это важный момент. Я считаю, что необходимо предоставлять дополнительные услуги в аптеке. За рубежом человек может прийти в аптеку и измерить давление, проверить уровень холестерина и так далее. У нас в аптеке предоставлять такие услуги нельзя, потому что они считаются медицинскими и нужно иметь лицензию на медицинскую деятельность. Почему-то считается, что человек может прийти домой и тем же самым тонометром измерить давление, а в аптеке он это сделать не может. В Великобритании есть специальная программа «Выбирай здоровье в аптеке», по которой аптека может предоставлять различные услуги. На протяжении последних лет в аптечной системе этой страны реализуется целый ряд программ, направленных на повышение осведомленности пациентов о наиболее распространенных синдромах и заболеваниях, таких как: высокое артериальное давление, астма, хронические обструктивные заболевания легких, избыточный вес, а также алгоритмы приема некоторых специфичных препаратов, например, антикоагулянтов и др. Программы, как правило, выпускаются в отдельных брошюрах и дают рекомендации по образу жизни пациенту с данными заболеваниями, рекомендации по профилактике и т.д. Также существует и интернет-сайт, на котором пациент может найти всю интересующую информацию по конкретному заболеванию, новым препаратам на фармрынке, а также получить консультацию по модификации образа жизни.

Интересен также пример Дании. Это небольшое государство, и в нем все аптеки компьютеризированы. На каждого пациента заведено электронное досье о том, какие препараты он получает, на какие препараты у него есть аллергия. В больницах не всегда удобно вести такое досье, потому что разные врачи назначают различные препараты, а человек может дополнительно еще и покупать в аптеке безрецептурные препараты, БАД.

 

КС: Нужно ли развивать что-то подобное в России?

Роза: В аптеке обязательно нужно развивать именно фармацевтические услуги. Сотрудник аптеки может посоветовать безрецептурные препараты, БАД, средства ухода, средства, повышающие качество жизни. Также можно было бы проводить некоторые тесты в аптеке, чтобы пациент мог получить рекомендацию, например, о том, что нужно срочно посетить врача или изменить структуру питания. Но для этого нужны изменения в законодательстве. Необходимо их инициировать.

 

КС: Кто этим может заняться?

Роза: Профессиональные сообщества. Но у нас, к сожалению, голос профессионального сообщества совсем не слышен. Например, в Великобритании специалист не может работать в аптеке, если он не является членом Королевского фармацевтического общества. Все сотрудники аптек в него входят, и это очень влиятельная ассоциация. В США профессиональная ассоциация есть в каждом штате, и ты не можешь в нем работать, если ассоциация не дала тебе разрешения. У нас также в некоторых регионах есть профессиональные ассоциации, например, в Санкт-Петербурге, в Самаре. А там, где их нет, необходимо их создавать. Причем нужны организации, которые представляют не юридические, а именно физические лица, потому что ассоциации юридических лиц отстаивают в первую очередь интересы бизнеса. А ассоциации физических лиц могли бы как раз быть проводниками новых идей, отстаивать интересы профессии.

 

КС: Как Вы относитесь к таким технологиям, как вендинговые автоматы, роботизированные аптеки, автоматизированный труд? Будет ли это развиваться в России?

Роза: Я считаю, что это можно развивать, но в отношении очень ограниченного спектра препаратов. Если будут приняты соответствующие законодательные акты, то вендинговые автоматы можно будет установить в тех местах, где нет аптеки, например, на железнодорожном вокзале. Но там должны продаваться самые простые средства, например, пластырь, активированный уголь, цитрамон. Вряд ли такие технологии окажут существенное влияние на рынок. Намного важнее, чтобы сами аптеки стали более мощными. Было бы разумно ввести регулирование расстояния между аптеками, чтобы нельзя было открывать рядом несколько аптек. Это приводит не только к конкуренции, но и к тому, что аптеки становятся менее мощными, не могут обеспечить тот уровень услуг, которые должны оказывать. Аптеки должны быть крупными, серьезными организациями, поддерживающими большой ассортимент лекарств и сопутствующих товаров, которые предназначены для сохранения и улучшения здоровья. И самое главное — в аптеках должен работать хорошо мотивированный обученный персонал, который получает адекватную зарплату за свою работу.

 

КС: Фармацевт будущего и провизор будущего — какой это специалист?

Роза: Это специалист, который очень хорошо знает действие лекарств, имеет системное мышление. Он видит не только показания конкретного препарата, а сразу оценивает в комплексе действие всех лекарственных средств, которые врач назначил пациенту. Он может посоветовать, в какой последовательности и как их употреблять. Аптечный работник должен иметь фармакологическое мышление, должен постоянно повышать уровень своей подготовки. Нельзя допускать дискредитации роли аптечного работника. Профессия аптечного работника должна пользоваться большим авторитетом, чтобы поговорка «точно, как в аптеке» по-прежнему была актуальной.

0 0 лайков 694 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Заведующий за первым столом: можно или нельзя?

Новый приказ Минтруда вызвал большие споры — разбираемся, что он изменил и стоит ли руководителям аптек вставать к кассе

0 лайков 5302 просмотра

«Фарма-2030»: как будем жить

Минпромторг описал развитие фармотрасли до 2030 года — ограничить число аптек, перераспределить прибыль в пользу производителей и завалить иностранцев лекарствами

0 лайков 2348 просмотров

Комментарии

comments powered by HyperComments