18+

Статьи — Журнал — Интервью экспертов

Вера Тарасова

о том, почему коллектив в аптеке — важнее всего

Аптечные сети развиваются по‑разному: кто‑то открывает одну аптеку, развивается в пределах района, а затем постепенно продвигается к федеральным рубежам, а кто‑то старательно выбирает точки аренды, не выходя за границы своего ­города. В этом смысле «Вера-Сибфарм» — особая сеть, которая существует сразу в трех населенных пунктах Новосибирской области — городе Новосибирске и поселках Мошково и Ояш. Ведь, как рассказала ее руководитель Вера Тарасова, развитие компании опиралось на… человеческие взаимоотношения: «Получилось так, что в этих городах проживали специалисты, с которыми я раньше работала. В результате, торговые точки были открыты "под них". Хороший коллектив важнее всего: клиент аптеки смотрит в первую очередь на обслуживание, на внимательное отношение к себе. Не зря говорят, что добрым словом можно ­вылечить».

Досье КС

Вера Тарасова

Город: Новосибирск

Должность: директор ООО «Вера-Сибфарм»

Увлечения: путешествия, садоводство

Семейное положение: замужем

КС: Вера Викторовна, в фармацевтический бизнес все приходят разными путями. Как ваша жизнь оказалась связана с ­фармацевтикой?

Вера: Могу сказать, что в бизнесе я оказалась неслучайно — моя бабушка по материнской линии работала в аптеке, и мама мне всегда говорила «иди учись на фармацевта, будешь всегда в чистом халате и в тепле». Так что после окончания школы я уже знала, кем стану — получила фармацевтическое образование, окончив в 1977 году Новосибирское фармацевтическое училище. Работала сначала в одной аптеке, потом — в другой, в том районе, где мне дали место в детском саду для ребенка. А затем, уже в начале девяностых, немного поработав на аптечном складе, я и еще трое учредителей организовали свою фирму и занялись оптовой продажей ­медикаментов.

КС: Расскажите об этом периоде вашей жизни, ­пожалуйста.

Вера: Коммерческую фирму «Фармакон» мы организовали в 1993 году — в то время все занимались бизнесом, вот и нам захотелось чего‑то своего. Как небольшая оптовая фирма мы работали в основном с больничным ассортиментом — поставляли системы для переливания крови, антибиотики. Работали практически со всей продукцией таких заводов, как «Синтез», «Санкт-Петербург Медполимеры», «Татхимпрепараты». Кстати, мы открылись в один год с «Катрен». Так что сейчас мне приятно, что не кто‑нибудь, а «Катрен» вышел в лидеры в отрасли — наши недавние конкуренты высоко держат ­планку.

КС: Насколько это было ново для вас после работы в ­аптеке?

Вера: Конечно, ко многому пришлось привыкать, выживать в меняющихся условиях. И, оглядываясь назад, скажу, что еще раз на такое я, пожалуй, не решилась бы — порой было очень тяжело. Особая сложность была связана с тем, что состав учредителей нашей фирмы уменьшился. На момент ее организации нас было четверо, затем двое вышли из бизнеса, так как поменяли место жительства, а через некоторое время и третий учредитель ушел по приглашению в государственную структуру, и я осталась ­одна.

КС: Какой период своей работы считаете самым ­тяжелым?

Вера: Сложнее всего, наверное, было пережить дефолт 1998 года, когда вместо 80 тысяч долларов нам, имеющим валютный кредит, пришлось отдать банку 240 тысяч. Мы изымали средства из оборота, старались выполнить свои обязательства при любых обстоятельствах. Впоследствии мы столкнулись еще и с проблемами финансирования бюджетных организаций, за которыми осталось много долгов. Наши потери были колоссальными. В результате мною было принято решение развивать розничную сеть. Но я все‑таки считаю опыт работы в оптовой организации ценным для себя. Да, было трудно, но в трудные моменты замечаешь, что работоспособность увеличивается — не хочется подводить людей, поэтому мобилизуешься и стремишься сделать все, чтобы преодолеть ­кризис.

КС: С чего вы начали развитие розничной ­сети?

Вера: В 2004 году я начала строить первую аптеку в районном поселке Мошково Новосибирской области. Приобрели в собственность участок земли и строили здание под себя, с нуля. Спустя пять месяцев мы ввели аптеку в эксплуатацию, и она до сих пор работает. Мошково выбрали неслучайно: я родом из Мошковского района — мою маму эвакуировали сюда из Ленинграда в ­войну.

тарасова2.png
Аптеку в Новосибирске мы начали строить в 2005 году — купили часть заброшенного здания и сделали в этом помещении капитальный ремонт, в том числе воссоздали стены, лестницу… В итоге, аптека заняла площадь 140 кв.м. К этому моменту, вместе с ней, у нас уже было шесть торговых точек. Причем география в пределах Новосибирской области была достаточно широкая — Мошково, Ояш, Обь и Новосибирск. В 2007–2008 году мы закрыли нерентабельные точки, и в итоге у нас осталось две аптеки — в поселке Мошково и городе Новосибирске — и аптечный пункт в поселке ­Ояш.

КС: Чем, по‑вашему, городская аптека отличается от ­сельской?

Вера: В сельской аптеке фармацевт может знать два, а то и три поколения своих клиентов, заменять им в одном лице друга, советчика, старшую сестру и так далее. Мы работаем по заказам, стараемся найти нужный препарат, и сельские жители, которым подчас приходится ездить в город, и в коммерческие лечебные учреждения, и в областную больницу, где назначают лечение более современными препаратами, нам за это благодарны. Что касается горожан, они разбалованы тем, что в одном и том же доме может быть по две-три аптеки. Клиенты выбирают ближайшие по дороге. Так что тут большую роль начинает играть расположение, а также скидки и специальные ­акции.

КС: Что в ваших ближайших планах, связанных с развитием сети? Планируете ли вы увеличивать число аптек или, может быть, осваивать новые области ­работы?

Вера: По поводу открытия — пока нет. Главное для нас на сегодняшний день — сохранить тот же уровень качества обслуживания, а возможно, в чем‑то его превзойти. В данный момент мы проводим техническое перевооружение наших аптек — ставим электронные кассы в Мошково, затем установим их же и в городской аптеке. Таким образом, мы облегчаем труд сотрудников — часть их забот возьмет на себя «умная» техника, которая значительно облегчит и приемку, и отпуск товара. В помощь фармацевту будет и специальная программа, которая сможет подсказать, что еще с терапевтической точки зрения можно посоветовать ­больному.

КС: Ваша сеть относительно небольшая — насколько тяжело вам дается конкуренция с федеральными сетями? И что вы считаете своим главным конкурентным ­преимуществом?

Вера: К конкуренции я отношусь совершенно спокойно. Конечно, это непорядочно в нашем бизнесе — открывать аптеку рядом с уже существующей. Но я считаю, главным нашим конкурентным преимуществом все‑таки являются специалисты, многие из которых работают у нас с момента основания аптек — у них уже сложились доверительные отношения с жителями районов, где расположены ­аптеки.

КС: Расскажите о своем коллективе, ­пожалуйста.

Вера: Особенность наших аптек в том, что коллектив у нас сложившийся, но при этом наши работники постоянно развиваются, обучаются, не сидят на месте — интересуются новинками, производством, посещают онлайн-семинары. Качество различных лекарств, технологии их производства интересны нашим фармацевтам и провизорам, ведь практически все они когда‑то работали в советских аптеках, делали порошки и свечи. Так что тут всегда есть что узнать и о чем ­поговорить.

КС: Вместе с вами в компании работают ваши дети. Какие должности они ­занимают?

Вера: Действительно, у меня двое детей, дочь и сын, которые с детства наблюдали, как я работаю в аптеке. Дети фармацевтов — это как дети учителей: их детство почти всегда тесно связано с маминой работой. Случалось, что после того как я забирала детей из детского сада, они задерживались со мной на работе до девяти-десяти часов, засыпали прямо на стеллажах…И потому мне особенно приятно, что мои дети теперь наряду со мной трудятся в нашей аптечной сети. Старшая дочь Елена — провизор, заведующая нашей новосибирской аптекой, а младший сын Вячеслав — заместитель директора по хозяйственной части. И если в детстве дочка еще иногда говорила, что хочет пойти по моим стопам, то сын изначально избрал свой путь — он по образованию краснодеревщик. Но с возрастом начал понимать, что у нас уже есть готовый семейный бизнес, где можно что‑то внедрять, создавать, куда‑то расширяться, и полученное образование ему помогает в его рабочих ­делах.

КС: Видите ли вы в своих детях продолжателей своего дела? Готовите ли их к этому? И как они сами к этой идее ­относятся?

Вера: Конечно, сейчас я об этом не очень‑то думаю, но это предполагается — задатки руководителя есть у обоих моих детей, и потому я стараюсь понемногу отходить в сторону, «перекладывать» свои обязанности на одного и другого. Сейчас все договорные отношения лежат на Вячеславе, как и все вопросы касательно электрики, сантехники, энергетики, любых технических вопросов. А Елена отслеживает другую сторону, чисто профессиональную — фармацевтическую деятельность, следит за работой и ассортиментом сельских аптек — начиная с первостольников и заканчивая отчетностью. Для меня это очень большая ­помощь.

КС: Получается, работа в фармбизнесе — важная часть жизни вашей семьи. Остается ли у вас время для разговоров не о ­работе?

Вера: Конечно, дома мы тоже говорим о работе, но тем не менее у нас хватает времени на семью и друзей. У нас очень много друзей семьи, так что поужинать в узком семейном кругу практически никогда не удается — в нашем доме постоянно гости, наши двери всегда открыты. Иногда, конечно, от этого устаешь, зато общения у нас предостаточно. Много места в моей жизни занимает и культурный досуг. Я очень люблю театр, и когда в Новосибирск приезжают известные артисты, стараюсь не пропускать спектаклей. Самый мой любимый театр — «Красный факел». В Новосибирский театр оперы и балета хожу намного реже. А вот в кино не была давно — предпочитаю пересматривать старые советские фильмы, такие как «Семнадцать мгновений весны», «Любовь и голуби», «Ставка больше, чем ­жизнь».

КС: Как мне рассказали, вы любите путешествовать. Какие страны ­предпочитаете?

Вера: Сложно сказать, ведь везде, где бы я ни побывала, всегда находилось что‑то интересное. Но если говорить в целом — я спокойно отношусь к восточным странам, мне больше нравится Европа, где каждый клочок земли дышит историей. Возможно, тут дело в том, что, хотя мы с семьей и жили в Мошковском районе, фактически я выросла в Санкт-Петербурге — моя бабушка и тетушки остались в Северной столице. Я часто навещала их, а они мне показывали Пушкинский дворец, Колпино, Павловский дворец, Дворцовую площадь, Петергоф, Невский дворец. Именно поэтому, когда я посещала Черногорию, обнаружила там много связанного с Россией, с царскими временами, и для меня это было очень поучительно. А когда я была во Франции, мы осматривали военный госпиталь, наполеоновские места — и все это было особенно интересно в проекции на историю Отечественной войны 1812 года. Побывала я и в Шотландии — мы объехали практически все замки, видели королеву Елизавету — она выступала на референдуме, на котором решалось, останется ли Шотландия в составе Англии. Могу сказать, что в эти дни в Шотландии было очень интересно: на домах сторонников и противников независимости висели растяжки, велись дебаты за и против, что создавало чувство, что история творится прямо на наших глазах. Но больше всего меня удивило, что Туманный Альбион не оправдал своего прозвища — наверное, нам везло, потому что за время нашего пребывания дождь шел всего один раз, а туманов не было и в ­помине. КС: А в зарубежные аптеки заходили, ­подглядывали?

Вера: Да, но мне не слишком понравилось, что в зарубежных аптеках продаются не только лекарства, но и в принципе абсолютно все. Я считаю, что это не совсем сочетается с социальной функцией аптеки: у нас в России аптека — это в первую очередь учреждение, занимающееся профессиональной реализацией лекарственных средств, и потому я негативно отношусь к возможному разрешению для супермаркетов торговать лекарственными средствами. Каждый должен быть специалистом своего дела: первостольник призван помочь человеку разрешить его проблему, а продавец на кассе супермаркета будет знать только ­штрихкод.

КС: Насколько мне известно, вы сотрудничаете с администрацией Мошковского района как благотворитель. В чем заключается эта ­помощь?

Вера: Однажды мы вышли на председателя поссовета Мошковского района, предложили оказать материальную помощь на восстановление памятника к празднику 70 лет Победы и в итоге смогли поучаствовать в его восстановлении. В Ояше мы сделали немного по‑другому: выделили небольшую адресную материальную помощь пятерым участникам ВОВ и вдовам, чьи мужья уже умерли. Конечно, для любой социальной ответственности бизнеса есть предел, но, я считаю, помогать надо по мере возможности — не оскудеет рука дающего. Я для себя выделила именно адресную помощь: всегда приятнее, когда помогаешь конкретному человеку и это для него имеет большое ­значение.

1 0 лайков 589 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Дмитрий Яговдик: «Разрешение онлайн-продажи OTC-препаратов кардинально повлияет на рынок»

Управляющий аптечной сетью «Линия жизни» о низкой наценке, интернет-аптеках, идеях по госрегулированию эквайринга и особенностях фармацевтической деятельности в изолированном регионе

0 комментариев 0 лайков 1852 просмотра

Артем Варданян: «Наши аптеки работают круглосуточно либо с увеличенным режимом работы»

Основатель сети «Калина Фарм» о технологиях мирной экспансии и конкурентной борьбы

0 комментариев 0 лайков 2024 просмотра

Комментарии

comments powered by HyperComments