18+

Статьи — Журнал — Страницы истории

Тайны старых приказов или Фармацевтический детектив

Провизор Ольга Стенькина о том, как история России и быт фармацевтов отразились в найденной ею старинной книге распоряжений

Настоящая удача — отыскать в аптеке старую книгу приказов. Здесь вся жизнь наших коллег со всей её рутинной повседневностью и чрезвычайными происшествиями. В архивах аптек города Новосибирска мне удалось найти несколько таких экземпляров. Вот один из них — «Книга распоряжений № 1 Аптеки № 6*». Записи в книге ведутся с октября 1925 года, раскрывая нам историю аптеки, историю людей, историю документа.

Осторожно листаю ветхие пожелтевшие страницы, перебираю когда‑то вложенные в нее и забытые справки, записки, письма-обращения бывших работников. Аккуратно сложенные в треугольник листы, разделяющие книгу приказов по годам, напоминают письма полевой почты.

Приказы написаны опрятным почерком, местами можно встретить элементы изящества — витиеватые буквы и росчерки. Чернила выцвели со временем, многие приказы в период с 1931 по 1933 год написаны простым графитным карандашом и их едва можно прочесть.

Тайны-старых-приказов-2.png

Изначально книга распоряжений содержит только регистрацию входящих распоряжений и кратких телефонограмм Губфармуправления, но с 1927 года появляются приказы по личному составу и организации работы: прием и увольнение работников, перераспределение специалистов между аптеками города, прием учащихся для прохождения практики, изменение цены на лекарства, ограничение заявки на склад «ввиду ограниченности складских помещений», установление очередности отпусков…

Многие приказы звучат современно, но есть среди них и те, которые отражают специфику времени.

Вот, к примеру, приказ 1926 года «об ограничении отпуска термометров для спекулятивных целей: отпускать только по 1 штуке в одни руки». Да, время было сложное, отечественная промышленность не обеспечивала полной потребности населения многими аптечными товарами, потому и приходилось фармацевтам быть бдительными.

И не только при исполнении профессиональных обязанностей надо было быть особо внимательными, но и при совершении хозяйственных сделок: лукавые подрядчики того и гляди в свою выгоду лишнюю подводу дров или бочку воды припишут: «Предлагается при получении дров от подрядчика Шамовского приемку проводить путем фактической проверки доставленного количества дров и требовать ордер на каждую доставку» (1928 г).

В связи с нехваткой в стране продовольствия в конце 1933 года приказом в аптеке вводится строгий количественный учет «на равных условиях с наркотическими предметами» растительных масел, сала свиного, сахара, сахарина во избежание их нецелевого использования**.

Встречаются и необычные по стилю изложения приказы, например, повелевающие работника, возвратившегося из отпуска, «полагать на лицо с сего числа», т. е. считать явившимся на работу. Подобные обороты деловой речи периодически можно увидеть в аптечных приказах 30‑х годов.

Тайны-старых-приказов-3.png

Иногда неординарные события, произошедшие в аптеке, побуждали руководителя браться за написание «строгих предупреждений» и выговоров. Так, три курьезных случая, описанные в аптечной книге приказов, оживили для нас ушедшую эпоху, а вместе с ней — трудовые будни Управляющего аптекой № 6.

Борьба с безответственностью и плохим «окарауливанием»

«29 февраля 1934 г. Несмотря на целый ряд устных указаний и приказа по аптеке № 6 от 10/XII-1933 г. сторожу Гущенко о его недопустимом наплевательском отношении к своим обязанностям, о его /Гущенко/ ответственности за имущество аптеки, до сих пор нет не только перелома в сторону улучшения его работы, но и, наоборот, с его стороны наблюдается ухудшение окарауливания.

Так, 24 января 1934 в 2–3 часа ночи одна из живущих в квартире аптеки № 6 гр. Кикарева стучала в калитку ногой в течение 30 минут, т. о. что проживающий в квартире счетовод т. Долшин слышал этот звук. Сторож Гущенко так крепко спал, что ничего не слышал.

27 января 1934 г. в 2 часа ночи я проверял, как идет окарауливание, нашел сторожа у себя в квартире крепко спавшим. Тогда я вошел в квартиру, взял у него /Гущенко/ ружье и унес собой. Он /Гущенко/ ничего не слышал. Проверяя двор аптеки в 5 часов утра и зайдя в квартиру т. Гущенко, нашел его всё еще спящим.

29 января 1934 г., не найдя на посту гр. Гущенко, зашел в его квартиру вместе со счетоводом т. Долшиным и нашел его пьяным, совсем не пригодным к работе.

Принимая во внимание, что за аналогичные поступки т. Гущенко имел строгий выговор с предупреждением, который на него не подействовал, гр. Гущенко за систематическое наплевательское отношение к обязанностям, считать уволенным с 1 февраля 1934 г. с освобождением занимаемого им помещения 3 февраля 1934 г.».

Действительно, очень нелегки были рабочие дни и ночи Управляющего аптекой, но велики терпение и лояльность. Несмотря на то что Трудовой кодекс, регулирующий трудовые отношения с работниками в советской республике, был принят еще в 1918 году и Управляющий мог вполне законно уволить нарушавшего трудовую дисциплину сотрудника, всё же поступал очень гуманно, надеясь на добросовестное перевоспитание.

Следующую историю, в подробности донесенную нам Управляющим аптекой, можно назвать:

Пудра и искушение комсомолки

«На общем собрании коллектива аптеки № 6 3/III 35 г. при разборке статьи, помещенной в „Советской Сибири“ „О бездеятельности и безответственности», в обсуждении было выступление т. Вешниковой о том, что у нас в аптеке № 6 не всё благополучно, и как факт привела конкретный пример о ручнисте Кузенко, которая систематически, прокалывая коробки с пудрой, отсыпает пудру себе.

Факт был подтвержден тт. Рыковой, Плетневой и другими. 5 марта т. Кузенко было поставлено на вид данное дело и указано на недопустимость в советской аптеке таких фактов.

Узнав имена людей, т. Кузенко, несмотря на предупреждение о том, что никаких дальнейших разбирательств и нападок на выступавших в отношении ее людей не должно иметь место в аптеке вообще, в тот же день, т. е. 5/ III- 35 г., устроила скандал, оскорбив тт. Вешникову и Рыкову, выразилась, что это дело комсомольцев и что им не следует заниматься «сплетнями».

Считая неприличными подобные выпады, т. Кузенко объявляется строгий выговор».

* Автор, новосибирский провизор, рассказывает об аптеке № 6 г. Новосибирска, которая первоначально была расположена в центре города на месте нынешнего стадиона «Спартак». За аптекой был закреплен участок земли, где кроме здания аптеки и квартир для работников размещались холодные склады и хозяйственные постройки. Некоторое время в аптеке был собственный гужевой транспорт. В новое помещение на улице Крылова аптека № 6 переехала в конце 40‑х годов.

** Свиной, гусиный и прочие жиры, а также растительные масла и сахар использовались раньше в производственных аптеках для приготовления лекарственных препаратов.

История действительно получилась детективная: есть деяние, есть обвинители и обвиняемый, даже преследование свидетелей и строгое наказание в совокупности с общественной оценкой «неприличного» поведения. Трогательно наблюдать, как Управляющий аптекой, подобно капитану корабля, плывущего в «светлое будущее», ежедневно и ежечасно старается помочь своим работникам стать лучше, осознать неправильный поступок и исправиться.

Во многом, разумеется, было именно так, но, к большому огорчению Управляющего, приходилось сталкиваться с несознательностью некоторых работников.

Детей находят не только в капусте, но и…. в аптеке!

«28. VI. 35 г. в аптеку № 6 был подброшен ребенок неизвестным лицом. Милиция на вызов по телефону выехать отказалась, вследствие чего была вызвана из дома сотрудница аптеки № 6 т. Нарова, которой было предложено в сопровождении рабочего аптеки т. Антонова доставить ребенка в дом „Матери и ребенка“.

Гр. Нарова сразу дала согласие, а рабочий т. Антонов в категорической форме отказался выполнять мое распоряжение, мотивируя это словами: „Я не разносчик таскать детей“. Несмотря на мои убеждения и приказы, Антонов не выполнил мое распоряжение.

Считая, что мы, сотрудники советской аптеки, где недопустимо нечеловеческое отношение к ребенку, оставленному на произвол судьбы, и мы, не считаясь с нашими прямыми обязанностями, были обязаны переключиться на быстрое оказание соответствующей помощи указанному. За отказ в указанный момент рабочего Антонова от выполнения моего распоряжения (которое он мог после выполнения опровергнуть) объявляю (ему /Антонову/) строгий выговор».

Занятно было бы узнать: кто был он — автор этих неповторимых самобытных документов — Управляющий «советской» аптекой № 6? Много интересного из жизни наших коллег могут рассказать старые документы, и хочется надеяться, что работники аптек, прочтя эту статью, захотят поделиться на страницах журнала «Катрен-Стиль» своими не менее увлекательными аптечными историями.

0 0 лайков 1299 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Должностные инструкции в аптеках необходимо изменить согласно требованиям новых профессиональных стандартов. Как это сделать?

0 комментариев 0 лайков 993 просмотра

Слона и не приметили: гигантские штрафы за несоблюдение НАП

Самвел Григорян об изменениях в «Положении о лицензировании фармдеятельности» — ужесточение штрафов за несоблюдение надлежащих практик и отпуск ЛС сотрудниками без фармобразования

0 комментариев 0 лайков 4160 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку