18+

Статьи — Журнал — Новости

Третий квартал: рост или обвал?

Ирина Куривчак об итогах работы аптечного ритейла в третьем квартале 2011 года

Николай Беспалов, директор по исследованиям и консалтингу Центра маркетинговых исследований «Фармэксперт» (Москва), лидера российского рынка исследований в фармацевтической и смежных отраслях.

Сергей Шуляк, генеральный директор DSM Group (Москва), маркетингового агентства, занимающегося маркетинговыми исследованиями фармацевтического рынка России и рекламной поддержкой компаний этой отрасли.

Нелли Игнатьева, исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей (Москва), некоммерческой профессиональной организации, представляющей интересы 102 аптечных сетей, в совокупности это более 3000 аптечных сетей в 43 регионах России. Учредители РААС: «Аптеки 36,6», «Вита» (Самара), «Нижегородская аптечная сеть», «Пермские аптеки», «Аптека «Авиценна» (Иркутск), а также Центр маркетинговых исследований «Фармэксперт».

Елена Неволина, исполнительный директор некоммерческого партнерства содействия развитию аптечной отрасли «Аптечная гильдия» (Москва), некоммерческой профессиональной организации, представляющей интересы 27 фармацевтических компаний, в совокупности это более 4000 аптечных организаций более чем в 36 регионах России. Учредители: «Ригла», «Вита» (Самара), «Фармленд» (Уфа), «Аптека «Авиценна» (Иркутск), «Мир здоровья» (Якутск), «Фора-Фарм Инвест» (Москва).

Виктор Дмитриев, генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей (Москва), объединяющей ведущие российские фармпредприятия, на долю которых приходится более 80% лекарственных средств, выпускаемых в стране.

Олег Фельдман, глава подразделения здравоохранения компании Synovate Comcon (Москва), занимающейся маркетинговыми и аналитическими исследованиями фармацевтического рынка.

Давид Мелик-Гусейнов, директор маркетингового агентства Segedim Strategic (Москва), специализирующегося на аналитике фармацевтического рынка, член экспертного совета по здравоохранению Федеральной антимонопольной службы, член Координационного Совета Государственной Думы РФ по вопросам инновационного развития медицинской и фармацевтической промышленности.

 

Цифры и мнения

Продажи в третьем квартале 2011 года традиционно упали в связи с летним снижением спроса на лекарства со стороны населения. Сама тенденция ожидаема. Вопрос в том, насколько значительно упали продажи, и как падение соотносится с аналогичным периодом 2010 года.

Сезонное падение есть

В третьем квартале рынок аптечного ритейла в денежном выражении сократился на 5,7% по сравнению со вторым кварталом 2011 года. Николай Беспалов, директор по исследованиям и консалтингу ЦМИ «Фармэксперт» (Москва), комментирует: «Эта ситуация характерна для фармрынка: как правило, в третьем квартале наблюдается небольшой сезонный спад за счет снижения спроса на ряд лекарственных препаратов в летний период». –  Если сравнить динамику падения объемов рынка в 2011 и в 2010 годах, то темпы снижения примерно совпадают – по данным Николая Беспалова, в 2010 г. в третьем квартале объем рынка в денежном выражении снизился на 4,9% по сравнению со вторым кварталом 2010 г.

Рост по сравнению с прошлым годом

Третий квартал текущего года показывает прирост по сравнению с аналогичным периодом 2010 года – по данным Николая Беспалова, рынок вырос в денежном выражении на 18,2%. В целом за период с первого по третий квартал 2011 года включительно объем розничного коммерческого рынка ЛС по сравнению с аналогичным периодом 2010 года вырос на 16% в долларах и на 11% в рублях, при этом в упаковках рынок вырос на 2,1%.

Сергей Шуляк, генеральный директор DSM Group (Москва), оценивает прирост объемов рынка в третьем квартале более сдержанно: «Традиционно третий квартал выглядит ниже двух предыдущих и тем более четвертого квартала, но если сравнивать с аналогичным периодом прошлого года, то это плюс 12% в рублях. За первые три квартала 2011 года прирост в рублях также составил 12%, в упаковках, наоборот, есть падение (-1%). Интересно отметить, что сегмент парафармацевтики за первые три квартала 2011 года вырос только на 5%, а ведь именно на рост этого сегмента во многом делалась ставка аптеками для поддержания своей рентабельности».

Позитивные изменения в рознице

Хотя 2011 год предложил аптечному ритейлу много испытаний, тем не менее в целом положительный прирост объема рынка присутствует. «Подробные результаты третьего квартала пока недоступны. Но уже по итогам второго квартала 2011 года в сетевом сегменте российского фармацевтического рынка наметились очевидные позитивные изменения, несмотря на достаточно негативный фон в отношении деятельности аптечных учреждений (рост налоговой нагрузки), – считает Николай Беспалов. – Большинство крупных компаний демонстрируют увеличение рыночной доли, это фиксируется впервые после экономического кризиса. Многие аптечные сети анонсируют активное развитие, правда, в настоящее время развитие в основном осуществляется за счет органического роста, то есть открытия единичных аптек. Этот процесс, как правило, достаточно растянут во времени за счет необходимости получения соответствующих документов, ремонта помещения, поставки оборудования. Однако мы ожидаем повышения активности компаний в отношении роста числа сделок по слияниям и поглощениям».

Конечно, говорить об успешных итогах фармацевтического ритейла в 2011 году пока рано. Эксперты ожидают, что ситуацию значительно скорректирует четвертый квартал. Давид Мелик-Гусейнов, директор маркетингового агентства Segedim Strategic Data (Москва), специализирующегося на аналитике фармацевтического рынка, не склонен преувеличивать успехи аптечного ритейла на данный момент: «У нас есть наблюдения, что рынок окрасился в стагнационные тона. Он растет очень медленными темпами, примерно 10% в национальной валюте. Для российского рынка это нехарактерно, так как обычный рост – это 15% и более».

Между Сциллой и Харибдой

Страховые взносы

Российский бизнес в 2011 году столкнулся с суровым испытанием – ставки страховых взносов были повышены с 26 до 34% для компаний, уплачивающих налоги в рамках общей системы налогообложения. Но это испытание – еще игрушки по сравнению с тем, что выпало на долю аптечных учреждений. Большинство из них до 2011 года находились на специальном налоговом режиме – едином налоге на вмененный доход – и выплачивали меньшую сумму страховых взносов, только 14%. Так что 2011 год принес таким аптечным учреждениям увеличение выплат в фонды социального страхования более чем в два раза – с 14 до 34%.

Отмена ЕНВД

Вторым ударом по финансам аптечного ритейла стала отмена единого налога на вмененный доход. С 2011 г. большинство аптек вынуждены были перейти на общую систему налогообложения. А это в любом случае означает необходимость выплачивать дополнительные налоги, например, налог на добавленную стоимость, налог на имущество и налог на прибыль. В результате общая налоговая нагрузка возросла больше чем вдвое. Продолжили выплачивать ЕНВД только аптечные организации, в которых работает менее 100 человек. А по оценкам Нелли Игнатьевой, исполнительного директора Российской ассоциации аптечных сетей (РААС, Москва), аптек, которые на начало 2011 года могли использовать ЕНВД, на рынке не более 20%.

«2011 – тяжелый год для всех аптек, характеризующийся крайне сложным положением, вызванным отменой ЕНВД для 70% рынка и одновременным ростом тарифов страховых взносов, что повлекло увеличение суммы отчислений по страховым взносам на фоне усиления налогового бремени для 70% аптечных организаций страны более чем в два раза, вызвав отрицательные показатели деятельности», – комментирует Нелли Игнатьева, РААС. Как отмечает Нелли Игнатьева, 70% аптечных организаций страны до начала 2011 года использовали в своей деятельности ЕНВД.

Фиксация цен на ЖНВЛП

Идет второй год (начиная с 1 апреля 2010 г.) с тех пор, как ужесточилось регулирование цен на жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты. «Наценка на ЖНВЛП регулировалась с 1992 года, но база, к которой прибавлялась эта наценка, была свободной. Теперь мы живем при регистрируемых ценах. Естественно, это отрицательно сказалось на сумме доходов аптек», – считает Елена Неволина, исполнительный директор некоммерческого партнерства содействия развитию аптечной отрасли «Аптечная гильдия» (Москва).

Ограниченной оказалась наценка на ходовой ассортимент, который, по мнению экспертов рынка, в некоторых аптеках составляет до 40% товарооборота. Помимо того что это сама по себе невыгодная для аптечного ритейла мера, ситуация в начале 2011 года осложнилась еще и тем, что сроки регистрации цен на ЖНВЛП не были соблюдены. «Из-за этого аптеки не могли отпускать имеющийся в наличии товар, что также привело к определенным организационным сложностям и, в конечном счете, финансовым потерям», – комментирует Николай Беспалов, ЦМИ «Фармэксперт».

Ситуация с задержкой в отпуске лекарств может повториться и в 2012 году Свои опасения по этому поводу высказывает Виктор Дмитриев, генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей (АРФП, Москва): «В ноябре 2011 года список ЖНВЛП еще не был опубликован, хотя по закону мы уже 1 октября должны были зарегистрировать цены. К тому же на сегодня непонятно, будет ли меняться методика оформления регистрационных документов или нет».

Другие факторы

Розничная торговля лекарственными средствами, как и любая розница, очень живо реагирует на любые экономические изменения в стране и в мире. Один из негативных факторов для фармрозницы в 2011 году – то, что доходы населения в этот период практически не растут. Толщина кошелька покупателя напрямую влияет на доход любого торгового предприятия. Согласно «Прогнозу социально-экономического развития РФ на 2012 г. и плановый период 2013–2014 гг.», изданному Министерством экономического развития РФ, реальные денежные доходы населения в 2011 году вырастут только на 1,5% по сравнению с 2010 годом. В то время как, например, прирост в 2010 году по отношению к 2009 году составлял 4,2%. Значит, рассчитывать на повышение благосостояния населения пока не приходится.

Есть и другие факторы, не способствующие значительным успехам аптечного ритейла. Как отмечает Олег Фельдман, глава подразделения здравоохранения Synovate Comcon (Москва), косвенное, но немалое воздействие на аптечный ритейл оказывает общая тенденция снижения доходности бизнеса производителей и дистрибьюторов фармрынка: «Можно говорить об общем тренде для всех бизнесов фармацевтической отрасли».

Осложняет жизнь аптек и рост расходов на услуги охранных, клининговых предприятий, коммунально-эксплуатационных служб, которые в 2011 году повысили расценки в связи с ростом страховых взносов.

Единый налог на вмененный доход – специальная форма налогообложения, которую до 1 января 2011 года применяло большинство аптечных организаций. Аптеки могли быть переведены на другую форму налогообложения еще раньше (в 2009 году), поскольку в 2008 году вышло постановление Правительства РФ, отменяющее ЕНВД для аптечных организаций. Как комментирует Нелли Игнатьева, РААС тогда выступила с инициативой о продлении действия ЕНВД для аптечных организаций и получила поддержку со стороны властей. В результате аптечные организации выплачивали ЕНВД до 2011 года. Сейчас идет постепенное сокращение сферы применения ЕНВД вплоть до полной ее отмены в 2014 году. В 2011 году применять ЕНВД могли только аптечные организации с численностью сотрудников менее 100 человек и долей участия других организаций в уставном капитале не более 25%.

 

Реакция аптек и тенденции рынка

Дробление аптечных сетей

В 2011 году те аптечные организации, которые могли себе это позволить, раздробились на более мелкие, чтобы обеспечить себе возможность выплачивать ЕНВД. Однако дробление не могут осуществить крупные консолидированные аптечные сети, публичные компании («Ригла» и «36,6»), а также муниципальные и государственные аптеки. Именно эти аптеки пострадали особенно сильно от возросшего налогового бремени. «Государственные, муниципальные и публичные аптечные сети стали убыточными, – отмечает Нелли Игнатьева, РААС. – Гарантированные налогоплательщики и плательщики страховых взносов находятся в уязвимом положении по сравнению с одиночными аптеками, аптечными пунктами и киосками».

Низкая рентабельность

Главным последствием роста налогового бремени для большинства аптечных организаций стало снижение рентабельности. «Российские аптеки с 2011 года находятся в крайне сложном финансовом положении, – считает Нелли Игнатьева, РААС. – Официальные данные Росстата по первому полугодию 2011 года демонстрируют многократное падение рентабельности аптечных учреждений до отрицательных значений с 0,1 до -2,4%. В такой сложной финансовой ситуации аптеки вошли в третий квартал». Причем пострадали, конечно же, добропорядочные участники рынка, которые выплачивают белые зарплаты и не укрывают доходы. Елена Неволина, «Аптечная гильдия», отмечает падение рентабельности в первом полугодии 2011 года в три раза по сравнению с 2010 годом.

Самая низкая рентабельность в первом полугодии 2011 года.

Центральный федеральный округ (снижение с 0,7 до -1,5%):

аптеки Брянской области: -5,5%,

Владимирской: -4,2%,

Воронежской: -0,1%,

Ивановской: -2,8%,

Костромской: -0,2%,

Орловской: -2,1%,

Тверской: -0,9%.

Приволжский федеральный округ (снижение с 0,7 до -1,4%):

Самарская и Ульяновская области: -4,9%.

Критическая ситуация с отрицательными показателями наблюдается и во многих других округах и областях: Псковской области, республике Адыгея, Ростовской области, республике Алтай, Тыве, Алтайском крае, Еврейской автономной области.

Данные статистики Росстата предоставлены Российской ассоциацией аптечных сетей.

Закрытие аптек

Сегодня перед многими компаниями всерьез встал вопрос о закрытии части аптек. Возможность заметного сокращения количества аптек по итогам года отмечают многие эксперты рынка. «В большей степени это коснется аптечных сетей, в которых аптеки выживали, так сказать, по страховому принципу, когда аптека, расположенная в более ходовом месте, помогала содержать аптеки, расположенные в менее проходных местах с более низкой платежеспособностью населения, – считает Елена Неволина, «Аптечная гильдия». – Многие аптечные сети начали оптимизировать свой бизнес, и в первую очередь это коснулось низкорентабельных аптек». Единичные аптеки также встали перед выбором: ждать перемен к лучшему или продавать бизнес, пока он не принес слишком много убытков.

Потребителей закрытие аптек не радует, поскольку, если аптека является низкопроходной, это еще не означает, что она не нужна. «Я трижды в этом году была на горячей линии “Московского комсомольца” и хочу сказать, что каждый раз поступало по 5–6 звонков из регионов, например, из Тульской и Вологодской областей, о том, что закрываются аптеки, и люди этим недовольны, – рассказывает Елена Неволина. – Есть населенные пункты, в которых закрылось сразу по 3–4 аптеки, и жителям стало негде покупать лекарства».

«Риск закрытия аптек есть, особенно в крупных городах, где их имеется избыточное количество, например, в Москве, Санкт-Петербурге, возможно, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону, где количество людей на одну аптеку превышает даже европейские стандарты, – считает Давид Мелик-Гусейнов, Segedim Strategic Data. – Неслучайно в советское время нельзя было открыть аптеку без оценки ее потребности в микрорайоне. Такие подходы существуют во многих странах и сейчас: в Бельгии, Германии, Франции нужно согласовывать с муниципальной властью необходимость открытия аптеки. В России точно так же есть определенная квота на количество нотариусов. То же самое, на мой взгляд, нужно делать и с аптеками: нужно ввести квотирование, об этом сейчас очень активно говорят на всех уровнях государственной власти, ведется обсуждение такой реформы в рабочих группах. Если реформа будет реализована, то это приведет к закрытию достаточно большого количества аптек в крупных городах, где сегодня их избыток, и подтолкнет к открытию аптек в небольших городах и сельской местности».

Виктор Дмитриев, Ассоциация российских фармацевтических производителей, напротив, считает, что риск закрытия существует в первую очередь для аптек не в мегаполисах, а в сельской местности и в отдаленных областях, где и так наблюдается нехватка аптечных учреждений: «Низкая платежеспособность населения и проблемы с транспортной доступностью аптек обусловливают снижение оборотов. То, что разрешили реализовывать лекарства через фельдшерские пункты, – это хорошо, но нужно посмотреть, каковы результаты этой меры в течение года, поскольку существуют определенные риски, например, возможность вброса фальшивых лекарств».

В СМИ немало говорят о том, что существует избыток аптек и на каждые 2300 россиян приходится по одной аптеке. На фоне такого изобилия закрытие части аптек может выглядеть вполне оправданным. Однако многие эксперты рынка не согласны с этим. Они отмечают, что избыток есть только в некоторых крупных городах, в небольших же населенных пунктах, наоборот, наблюдается нехватка. «Согласно статистике Росздравнадзора РФ, в 28 субъектах РФ имеется явный недостаток в аптечных организациях, – отмечает Нелли Игнатьева, РААС. – В стране наблюдается тенденция к сокращению количества аптек, выводы о его росте ошибочны. Статистика Росздравнадзора РФ не отражает количество реально действующих аптек по стране, поскольку у нас отсутствует механизм отзыва лицензий на фармацевтическую деятельность. Организации отражались в статистике Росздравнадзора РФ, даже если они прекратили фармацевтическую деятельность до окончания срока действия лицензии, так было до ноября 2011 года, и коррективы вносились по истечении пятилетнего лицензионного срока, а с ноября 2011 года лицензии на фармацевтическую деятельность стали бессрочными. Кроме того, с 2011 года лицензии тысячами получают ФАП, это также корректирует статистику. Общее число лицензированных объектов по стране растет, однако в динамике демонстрируется явное падение темпов прироста аптек в 2011 году по сравнению с 2010 годом. Темпы прироста количества аптек в стране сократились в 40 раз относительно прошлого года».

В связи с ростом налоговой нагрузки под удар попали не только крупные коммерческие сети, но и муниципальные и государственные аптеки. В этом году с рынка исчезли Челябинская муниципальная аптечная сеть, а также «Мособлфармация». Для МУП и ГУП поддержание положительной рентабельности – непростая задача. А с ростом налоговой нагрузки это стало делать еще сложнее. «Под финансовое давление попадает сегмент рынка, отвечающий за лекарственное обеспечение льготными препаратами и формирующий стандарты фармацевтической отрасли в России, – государственные и муниципальные, а также публичные сетевые аптеки», – считает Нелли Игнатьева, РААС.

Однако нельзя не отметить и тот факт, что муниципальные и государственные аптеки, хотя и не имеют налоговых льгот, имеют пусть и небольшие, но преимущества в выживании на рынке перед частными аптеками. Так считает Елена Неволина, «Аптечная гильдия»: «ГУП и МУП имеют свои ниши в регионах. В Москве и в Санкт-Петербурге их практически не осталось, но в регионах преимущество им дает наличие рецептурно-производственных отделов, за счет которых они участвуют в тендерах на поставки для лечебно-профилактических организаций. Кроме того, это единственные аптечные организации, которые обеспечивают наркотическими ЛС, и система здравоохранения понимает, что если не будет этих аптек, то онкологические больные не получат нужной помощи. Поэтому на сегодняшний день власти зачастую закрывают глаза на задолженность ГУП и МУП по арендной плате и коммунальным платежам. Льгот им никаких не предоставляют, но и, по крайней мере, не отправляют к ним судебных приставов по вопросам задолженностей. Кроме того, в регионах в ГУП и МУП зарплата в несколько раз ниже, чем в коммерческих аптеках, сотрудники этих аптек зачастую ставят комфорт работы в коллективе выше дохода и работают там от института до пенсии. Текучесть кадров здесь крайне низкая, и это также помогает таким аптекам выжить».

Сокращение расходов

В 2011 году особенно актуальной стала задача оптимизации расходов. «Идет оптимизация затратных составляющих, – отмечает Давид Мелик-Гусейнов, Segedim Strategic Data. – Если раньше запускались дополнительные сбытовые программы, в них инвестировали деньги, то сейчас аптечные сети оставляют только самые необходимые программы, реально приносящие дополнительный доход прямо сейчас».

Некоторые эксперты отмечают, что наметилась тенденция сокращения персонала аптек. Участники рынка говорят и о том, что в 2011 году практически не росли зарплаты сотрудников аптек. И это при существующем дефиците кадров, который делает крайне сложным удержание зарплат на одном уровне. Сегодняшний дефицит кадров может еще более усугубиться в связи с реализацией стратегии «Фарма-2020». Так считает Николай Беспалов, ЦМИ «Фармэксперт»: «“Фарма-2020” имеет достаточно активную PR-поддержку в профессиональном сообществе. Помимо этого уровень зарплат в производственной сфере для квалифицированного персонала несколько выше, чем в аптечном сегменте, поэтому вполне вероятно, что выпускники фармацевтических вузов будут стремиться попасть на производство».

Рост цен

Значительного скачка цен в 2011 году не произошло. «Было несколько предупреждений от Минздравсоцразвития о том, что оно не допустит резкого скачка цен на лекарства, не входящие в группу ЖНВЛП, – отмечает Елена Неволина, «Аптечная гильдия». – Однако цены сдерживались не столько этим, сколько конкуренцией – сам рынок регулирует наценку, аптека не может заложить все свои затраты в наценку, если ее конкурент продает лекарства дешевле».

Как комментирует Сергей Шуляк, генеральный директор DSM Group, за три квартала 2011 года рост цен на препараты из списка ЖНВЛП составил 1,5%, а их стоимостный объем вырос на 10%. Цена на препараты, для которых наценка не регулируется, выросла значительнее – на 4,5%, а их стоимостный объем вырос на 13%. Но в то же время натуральное потребление в упаковках как раз упало больше всего на тот список, на который наценка не регулируется, и составила минус 1,5%.

Более значительный рост цен в 2011 году отмечает компания «Фармэксперт» (INPHARMACIA, аналитический обзор рынка №10, 2011 г.): средняя розничная цена в аптечном сегменте по итогам 1–3 квартала 2011 года выросла на 14% по сравнению с аналогичным периодом 2010 года, при этом средняя цена на препараты в группе ЖНВЛП увеличилась на 6%, в группе прочих ЛС – на 18%. Авторы аналитического обзора от компании «Фармэксперт», так же, как и Сергей Шуляк, DSM Group, отмечают, что прирост потребления в количестве упаковок наблюдался именно на ЖНВЛП, тогда как потребление прочих ЛС не увеличилось.

Рост цен на ЖНВЛП объясняется тем, что многие аптеки стараются использовать по максимуму возможную наценку на эти препараты, чтобы увеличить выручку. Здесь малые предприятия, выплачивающие ЕНВД, и крупные, перешедшие на общую систему налогообложения, также оказались в неравных условиях. Предприятия, выплачивающие ЕНВД или находящиеся «на упрощенке», могут формировать цены с учетом НДС (в соответствии с разъяснениями Минфина), при этом их фактическая наценка будет выше, чем у предприятий, применяющих общую систему налогообложения. Также они могут формировать цены без учета НДС (по методике формирования цены, установленной Постановлением Правительства), обязательного для общей системы налогообложения. Тогда потребитель будет привлечен более низкими ценами на ЖНВЛП у мелких аптек, чем в крупных сетях.

Пострадает потребитель

Зафиксировали цены на ЖНВЛП – подросли цены на другие категории лекарств. Снизилась рентабельность аптечных организаций – закрываются аптеки в местах с низкой проходимостью. От этих факторов во многом страдают конечные потребители. Есть и другие тенденции рынка, которые могут не лучшим образом отразиться на обычных людях.

В частности, как комментирует Виктор Дмитриев, Ассоциация российских фармацевтических производителей, в связи с фиксацией цен на ЖНВЛП прекратился выпуск части препаратов, в основном дешевых. Если эти препараты оказываются нерентабельными, а поднять на них цены производитель не может, поскольку цены зафиксированы, то их производство прекращается. Так что конечный потребитель оказывается вынужден покупать вместо них более дорогие лекарства. «Часть препаратов не попадает к потребителю и из-за сложной ситуации с регистрацией и перерегистрацией препаратов, – комментирует Виктор Дмитриев. – Общероссийская общественная организация ”Деловая Россия” посчитала, что у нас сейчас в процессе перерегистрации находится количество препаратов на сумму около двух миллиардов долларов, это около 10% всего рынка».

Новейшая тенденция – появление аптек-дискаунтеров. Казалось бы, клиентам это сулит преимущества в виде низкой цены. Но есть и риск купить некачественные или поддельные препараты. Порой небольшие аптеки продают лекарства по ценам, которых нет даже у оптовиков. «Недавно мне сообщили, что в аптеке одного из городов “Виагра” продается по 100 рублей за упаковку. Вы видели когда-нибудь такую цену?» – возмущается Нелли Игнатьева, РААС.

Аптека-дискаунтер – это скорее маркетинговый ход, чем учреждение, которое реально может предложить более низкие цены, считает Давид Мелик-Гусейнов, Segedim Strategic Data: «Понятие “дискаунтер” превратилось в некий спекулятивный термин. Очень часто владельцы аптек спекулируют этим словом, позиционируя свой бизнес как аптеки-дискаунтеры, но на самом деле они таковыми не являются. Аптека может работать по сниженным наценкам, но это будет незначительное снижение по сравнению с конкурентами. Да, они могут снизить наценку на самые ходовые препараты, например, цитрамон или уголь активированный можно даже бесплатно раздавать, но на этом бизнес не сделаешь. Другие препараты придется продавать даже дороже, чем в обыкновенных аптеках».

Сомнения в перспективности дискаунтеров разделяет и Олег Фельдман, Synovate Comcon: «Думаю, что это временное явление. Тяжело представить, что можно выстроить долгосрочный фармацевтический бизнес, основанный на низкостоимостном предложении. Мне это кажется сомнительным с точки зрения доходности. Но, возможно, это хороший способ пересидеть тяжелые времена».

Возможное закрытие муниципальных и государственных аптек – также негативное явление для потребителя, ведь именно через эти аптеки продаются льготные лекарства и препараты строгого учета (например, наркотические ЛС для онкобольных). Также существенно то, что с закрытием некоммерческих аптек исчезают производственные отделы, которые сегодня работают практически исключительно в муниципальных и государственных аптеках. Это направление необходимо всячески поддерживать, как отмечают эксперты, иначе можно не только лишить потребителей необходимых им лекарств, но и утратить традиции школы российского аптечного производства.

Прогноз

На четвертый квартал. Итоги года для аптечных сетей, как всегда, в наибольшей степени будут зависеть от итогов продаж в четвертом квартале. «Наш прогноз прироста объема розничного рынка на 2011 год: +14% в рублях. Безусловно, ждем итогов ноября и декабря, именно рост заболеваемости в эти месяцы формирует прирост четвертого квартала. Также мы ждем зимний всплеск по потреблению парафармацевтики, поскольку потребители стали чаще покупать дорогостоящую косметику в качестве новогодних подарков. Прирост объема фармацевтическом рынка более чем на 12–15% в ближайшие годы ждать не стоит. Я думаю, пора привыкнуть к тому, что тех рекордных цифр прироста в размере 40% за год уже не будет. Однако наш рынок остается привлекательным для инвесторов, он показывает приемлемые результаты на фоне экономической обстановки», – комментирует Сергей Шуляк, генеральный директор DSM Group.

В ноябре, когда готовилась эта статья, предсказать, каким будет четвертый квартал и спрос на лекарства в этот период не рискнул ни один из экспертов. «Самое неблагодарное дело сейчас – предсказывать, – комментирует Елена Неволина, «Аптечная гильдия». – Все мы помним 2009 год, когда товар продавал себя сам, потому что Всемирная организация здравоохранения объявила пандемию свиного гриппа, и противогриппозные средства, включая медицинские маски, покупатели расхватывали как горячие пирожки. Поставщики не успевали обеспечить аптеки нужным количеством этого товара. И четвертый квартал в 2009 году дал в целом такой прирост рынка по итогам года, которого ни один аналитик не ожидал. В 2010, как мы помним, аптеки и дистрибьюторы запаслись противогриппозными средствами, но как таковой эпидемии не случилось. Что ВОЗ и так называемая “биг-фарма” предпримут в этом году для стимулирования продаж, трудно предположить, поэтому я не берусь давать прогнозы».

На 2012 год. Итоги четвертого квартала вот-вот станут понятны. Гораздо более интригующий вопрос сегодня – каковы перспективы аптечного ритейла в России в более долгосрочной перспективе. Об этом мы и поговорили с нашими экспертами.

Инвестиции

Эксперты фармрынка отмечают, что на сегодняшний день инвестиции в аптечный ритейл вливаются. Возможно, потому, что эта отрасль в той или иной мере является отраслью со стабильным спросом. Лекарства относятся к той группе товаров, на которые спрос сохраняется даже во время кризисов, так что полный коллапс в отрасли просто невозможен. Однако, если рентабельность аптек в 2012 году не будет повышаться, то сохранение инвестиционной привлекательности аптечного ритейла в этот период не гарантировано.

«Аптечный ритейл – это в большей степени частный рынок, поэтому при неблагоприятных условиях капиталы, конечно, будут перемещаться из аптечного ритейла в другие сферы бизнеса, – отмечает Давид Мелик-Гусейнов, Segedim Strategic Data. – В 2011 году у участников рынка снизились возможности для привлечения кредитных ресурсов, перекредитования. Однако, несмотря на неблагоприятные условия 2011 года, инвесторы не уходят с рынка, видимо, надеясь на снижение налоговой нагрузки».

Рост потребления

Будет ли расти потребление лекарственных средств и БАДов населением России? «По нашим данным, подушевое потребление ЛС в 2011 году увеличилось на 5,5%, – комментирует Олег Фельдман, Synovate Comcon. – Рост этого показателя всегда будет связан с ростом экономики страны, а еще в большей степени – с ростом цен на топливо».

Елена Неволина, «Аптечная гильдия», отмечает, что выросло потребление населением витаминов: «Самый большой сегмент в потреблении ЛС, по нашим наблюдениям, – это средний сегмент от 150 до 300 рублей. Перспективным может стать увеличение потребления БАДов. В Европе это достаточно большой сегмент, поскольку профилактика даже важнее лечения, и ее не нужно проводить с помощью лекарственных препаратов. Если бы СМИ не публиковали так много негативной информации о БАДах, то аптекам было бы легче работать с этими препаратами. Но эта проблема должна решаться не только аптеками, но и в целом врачебным сообществом, и Минздравсоцразвития, которое должно больше внимания уделять профилактике».

О возможном изменении структуры потребления говорит и Виктор Дмитриев, АРФП: «В долгосрочной перспективе, я думаю, структура потребления серьезно изменится. Если в Европе больше внимания уделяется профилактическим средствам, (например, статинам для профилактики сердечно-сосудистых заболеваний), то мы больше потребляем препаратов тогда, когда уже наступает болезнь. Но чем дальше, тем больше зарубежный опыт профилактики приходит к нам. Кроме того, растет продолжительность жизни, больше становится людей в возрасте, а это увеличивает потребление всех лекарственных средств. Поэтому общая тенденция, как я считаю, будет идти к незначительному росту как в денежном выражении, так и в количестве упаковок. Денежный рост может быть связан с различными факторами, например, с ростом курса доллара, с уменьшением доли дешевых препаратов в ассортименте. Снижение потребления возможно по ряду безрецептурных препаратов, для которых запланировано введение рецептурного отпуска».

Большинство наших экспертов отметили, что не наблюдают роста потребления более дешевых препаратов-синонимов. Однако Виктор Дмитриев считает, что рост потребления более дешевых дженериков – это общемировая тенденция, которая затронет и Россию: «В ближайшие 3–5 лет закончится срок действия на многие популярные оригинальные препараты. Соответственно, рынок дженериков будет увеличиваться».

Рост количества дешевых препаратов отмечает также Олег Фельдман. Как свидетельствуют данные исследования Synovate Comcon, цена препарата является существенным фактором при принятии решения о его покупке в аптеке. «По данным опроса конечных потребителей, основной причиной отказа от покупки в аптеке является отсутствие необходимого препарата (42%), а на втором месте – неприемлемая цена (34%). По данным самих сотрудников аптек, из первоначальных запросов 20% покупок не совершается, причем цена препарата является причиной отказа в 56% случаев, – комментирует Олег Фельдман, Synovate Comcon. – Соразмерно этим процессам растет и доля более дешевых препаратов, в том числе медленно, но последовательно на рынке увеличивается количество дженериков. На аптечные сети в ближайшем будущем будет влиять целый набор драйверов, приводящий к снижению стоимости продаваемой упаковки. Например, стремительное формирование аптек-дискаунтеров. Скорее всего, свою лепту может внести и обсуждаемая система страхования на основе референтных цен».

Слияния и поглощения

Будут ли укрупняться большие сети, поглощая мелкие? Будет ли расти доля крупных игроков на рынке аптечного ритейла? Дать прогноз по этим вопросам сегодня сложно. Как отмечает Олег Фельдман, Synovate Comcon, сегодня процесс роста аптечных сетей приостановился: «Не хватает денег для развития, ресурсов для решения сложных вопросов регионального развития. И ситуация на рынке не способствует тому, чтобы сети резко укрупнялись».

Давид Мелик-Гусейнов, Segedim Strategic Data, считает, что укрупнение сетей тем не менее неизбежный процесс в будущем: «Сегодня десятка лидеров контролирует всего 20% рынка. Если сравнить это с оптовым сегментом или с производственным сегментом фармацевтической отрасли, то, конечно, у розничного ритейла есть перспективы для укрупнения. Например, у оптовиков первые 10 компаний контролируют около 80% рынка. Другой вопрос – кто возьмет на себя лидерство в вопросах концентрации, потому что у лидеров рынка пока нет таких ресурсов, чтобы активно осуществлять стратегию слияния и поглощения с другими игроками. Возможно, придет какой-то неотраслевой инвестор со стороны с большим капиталом и объединит под новым брендом крупные аптечные сети. Возможно, придут иностранные инвесторы в лице крупной сетевой компании, которая присутствует в Европе либо в Америке. Такие попытки уже предпринимаются, инвесторы активно изучают российский рынок. Укрупнение – это неизбежное явление, и не сегодня, так завтра, оно произойдет».

Рентабельность

Одним из ключевых факторов, который окажет влияние на рентабельность аптечных организаций в 2012 году, большинство экспертов признают размер страховых взносов. 23 ноября 2011 года принят закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам установления тарифов страховых взносов в государственные внебюджетные фонды». Этот закон обеспечивает совокупной ставкой страховых взносов в размере 20% аптечные организации, признаваемые таковыми в соответствии с ФЗ от 12 апреля 2010 г. № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств» и уплачивающие ЕНВД для отдельных видов деятельности, а также индивидуальных предпринимателей, имеющих лицензию на фармацевтическую деятельность и уплачивающих ЕНВД для отдельных видов деятельности, в отношении выплат и вознаграждений, производимых физическим лицам в связи с осуществлением фармацевтической деятельности. Для прочих аптечных организаций тариф страховых взносов в государственные внебюджетные фонды снижен с 34 до 30%.

Нелли Игнатьева, РААС, считает, что данный закон неминуемо вызовет количественное сокращение рынка прозрачной и контролируемой фармацевтической розницы. «Розничный фармацевтический рынок находится в крайне тяжелых условиях, у аптек исчерпаны “запас прочности” и ресурсы по оптимизации издержек, нет возможностей обеспечивать рентабельность в имеющихся условиях, – считает Нелли Игнатьева. – Максимально допустимая для аптек совокупная ставка страховых взносов – 20%. При ставке страховых взносов более 20% рентабельность отрицательная. РААС весь 2010 и 2011 год отстаивает позицию необходимости обеспечения пониженной совокупной ставкой страховых взносов все аптечные организации страны».

Выгоду от снижения ставок страховых взносов в 2012 году по-настоящему ощутят только самые мелкие аптеки, которые выплачивают ЕНВД и с 2012 года получат ставку страховых взносов в размере 20%. Для государственных, муниципальных и крупных публичных аптек снижение тарифов страховых взносов на 4% не сыграет никакой роли в повышении рентабельности. Некоторые из наших экспертов отмечают, что такая ситуация провоцирует развитие неконтролируемого рынка фармацевтической розницы и в условиях, когда цены на часть ассортимента (ЖНВЛП) регулируются не рынком, а государством, налоговая нагрузка должна быть одинаковой для всех участников рынка.

Еще одна мера, которая могла бы существенно повысить рентабельность аптек – расширение ассортимента в случае, если по нему будут отменены жесткие ограничения. Аптеки уже в 2011 году начали расширять ассортимент предлагаемой продукции в рамках существующих ограничений. «И здесь произошло самое неприятное для потребителя – аптеки стали меньше продавать лекарственных препаратов и концентрироваться на тех группах товаров, которые дают большую прибыль, – это косметика, парфюмерия, БАДы, товары для детей, – отмечает Елена Неволина, «Аптечная гильдия». – Винить их за это нельзя, потому что если торговля лекарствами – это социальная функция, за осуществление которой аптеки не имеют никаких льгот, то они, безусловно, по законам рынка, должны чем-то зарабатывать. Многие БАДы стоят дорого, и когда человек приходит с неоформленным желанием купить какой-нибудь лекарственный препарат, сотрудники аптеки зачастую предлагают более дорогие аналоги, которые являются БАДами. Отсюда нарастает недовольство потребителей. Но зарплата провизора зависит от товарооборота. И вот в этих ножницах аптека вынуждена жить – с одной стороны, жесткое государственное регулирование, по сути, рентабельности аптеки, потому что регулируется наценка на большую группу ЛС и ассортимент, который аптека имеет право продавать. А с другой стороны, отсутствие каких-либо льгот, поскольку аптека производит коммунальные платежи и несет эксплуатационные расходы как всякое предприятие розничной торговли или общественного питания, для которых подобных жестких ограничений по ценам и ассортименту не существует».

Ограничения по ассортименту аптек существуют жесткие (в соответствии с п. 7 статьи 55 ФЗ от 12.04.2010 г. № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств»). Порой они выглядят неоправданными, например, в аптеке нельзя продавать обычную питьевую воду, а можно только минерализованную, нельзя продавать некоторые виды тонометров, которые не зарегистрированы как изделия медицинского назначения. Есть и обратное ассортиментное ограничение – аптеки обязаны поддерживать обязательный минимальный ассортимент ЛС, за отсутствие которого штрафуют, при том что входящие в него наименования не всегда пользуются спросом. Аптеки ограничены еще и строжайшими требованиями к организации хранения и отпуска лекарств, причем в проекте новых «Санитарно-эпидемиологических требований к аптечным организациям и организациям оптовой торговли лекарственными средствами для медицинского применения», опубликованном в июле 2011 года, некоторые пункты могут означать новые капиталовложения для оборудования аптек. Например, предъявляются строгие требования к контролю за влажностью и температурой воздуха, к системе вентиляции, указана даже требуемая площадь кабинета заведующей – 6 кв.м, а в производственной аптеке почему-то больше – 8 кв. м. Требования к аптекам не снижаются, содержание аптеки остается достаточно затратным бизнесом, а количество возможностей повысить свой доход ограничено.

Елена Неволина, исполнительный директор некоммерческого партнерства содействия развитию аптечной отрасли «Аптечная гильдия» (Москва):

«Существует два возможных варианта выживания для аптек. Первый вариант – снижение налоговой нагрузки. Если мы хотим видеть аптеки как социально ответственные организации, которые обеспечивают население лекарственными препаратами, то надо давать налоговые льготы. На сегодняшний день у аптек налоговая нагрузка значительно выше, чем у торговых организаций из-за маленького торгового оборота. При том что зарплаты специалистов аптек высоки из-за требований к их квалификации, требования к площадям также очень специфические, потому что обязательное для аптеки зонирование подразумевает определенную площадь, иначе аптека не будет соответствовать лицензионным требованиями. Если мы хотим, чтобы аптеки были ориентированы в основном на лекарственные препараты, которые в товарообороте составляли бы 70–80%, то тогда надо давать льготы.

Второй вариант для выживания аптек – расширение ассортимента. Если мы считаем, что аптеки должны выживать сами, без налоговых льгот, то нужно отменять ограничение ассортимента.  – И пусть аптека, как за рубежом, наряду с лекарственными препаратами продает те товары, которые будут пользоваться спросом. Пусть это будут готовые бутерброды, развивающие игрушки для детей или даже предметы одежды. Нужно дать самому коммерсанту право выбора определить – что ему выгодно продавать согласно спросу. Государство должно определиться, чего оно хочет от аптек. Можно ли требовать, чтобы аптеки были ориентированы только на лекарственный ассортимент? А жить за счет чего? Сегодня ГУП и МУП составляют где-то 15–20% на аптечном рынке. Остальное – частный бизнес. Он просуществует год-два на убытках в надежде на будущие доходы. Но когда он поймет, что этот бизнес не приносит прибыли, то просто начнет переквалифицироваться. Вот и всё, что мы получим».

Виктор Дмитриев, генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей (Москва):

«Мы активно поддерживаем наших коллег из «Аптечной гильдии», из РААС, общаемся с депутатами для того, чтобы мы все пришли к единому пониманию того, является ли аптека учреждением здравоохранения или учреждением торговли. С одной стороны – аптека ведет деятельность в социально значимой сфере, сфере здравоохранения. С другой стороны, все арендные, коммунальные платежи у нее, как и у учреждения торговли. Таким образом, неважно, чем ты торгуешь – водкой, сигаретами, одеждой – расходы одинаковы. Но у аптеки гораздо больше ограничений – ограничены цены на ЖНВЛП, есть список минимального ассортимента, который аптека должна иметь, и неважно, выгодно ей это или нет. Мы стараемся как-то изменить эту ситуацию, снять те необъяснимые или малообъяснимые критерии отнесения аптек к учреждениям торговли и минимизировать потери, которые в связи с этим существуют. Система регулирования цен есть во многих странах. Но если бизнес где-то заставляют затянуть пояса, то в чем-то другом ему дают и послабления  – налоговые, таможенные, арендные. У нас в случае с аптечным бизнесом и производителями этого не произошло. Нам жестко сказали держать цены – и всё».

Аптечные учреждения отстаивают свои интересы в рамках профессиональных сообществ и ассоциаций, например: «Аптечная гильдия», РААС, «Росфарма», «СоюзФарма». В миссию этих организаций входит не только защита интересов аптек, но и поддержание высоких стандартов работы и социальной ответственности аптечных учреждений.

Резюме

Итоги третьего квартала подтверждают общую тенденцию года – получать прибыль аптечному ритейлу стало сложнее. Будут ли различные игроки рынка объединяться в рамках общих интересов, вести диалог с властями для получения поддержки государства и совместно повышать стандарты работы в отрасли, или каждый предпочтет искать свои собственные стратегии для выживания и развития – покажет ближайшее время

0 0 лайков 143 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку