18+

Статьи — Журнал — Аптека: взгляд изнутри

Не вели казнить

Власти решили смягчить наказание за нарушения ПКУ — за какие еще ошибки аптечных работников можно наказывать мягче, чем сейчас

Законопроект «О внесении изменений в статью 228.2 Уголовного кодекса РФ» и череда сопровождающих его новостей — один из редких по нынешним временам примеров того, как регуляторы и законодатели идут по пути смягчения, а не ужесточения действующих норм. Этот документ предполагает декриминализацию отдельных случаев нарушений правил оборота наркотических средств и психотропных веществ. Речь идет о тех нарушениях, которые совершены при неcкольких «смягчающих обстоятельствах», о которых мы расскажем далее. Не останавливаясь только лишь на этом примере, но оттолкнувшись от него как от явления, постараемся понять, какие сферы лекарственной отрасли регулируются чрезмерно жестко и можно ли смягчить законодательство без ущерба для интересов потребителей фармацевтических товаров и услуг.

Сердобольный отпуск и невнимательность

Текст вышеупомянутого законопроекта гласит, что медицинский или фармацевтический работник, впервые совершивший преступление, предусмотренное частью 1 статьи 228.2, будет освобожден от уголовной ответственности, если:

1) он добровольно сообщит об этом преступлении;

2) будет «активно способствовать его раскрытию и (или) расследованию»;

3) возместит причиненный этим преступлением ущерб или иным образом загладит причиненный вред;

4) если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Законопроект был разработан Минздравом РФ по поручению заместителя председателя Правительства РФ Ольги Голодец. Он уже прошел стадию общественного обсуждения и к тому же, согласно данным ТАСС, получил поддержку МВД РФ. Поэтому шансы, что он вступит в силу, достаточно серьезные.

Идея нового документа, судя по всему, заключается в том, чтобы в этой очень чувствительной сфере разграничить намеренные злостные нарушения, с одной стороны, и нарушения, допущенные по недосмотру, невнимательности, стечению обстоятельств (иногда не зависящих от нарушителя), а также из сердобольности — с другой стороны. Особенно если нарушитель искренне раскаивается.

Ведь известны случаи, когда испытывающие нестерпимые боли пациенты — подчас неизлечимо больные — буквально вымаливали у врачей или аптечных работников совершить то или иное действие, на которое те формально не имели права. Например, в комментариях, сопровождавших новости о законопроекте, упоминается пример выписки медработниками рецептов на наркотический препарат пациентам не своего участка в ответ на их настоятельные просьбы и с целью облегчить их страдания.

Фармработникам, разумеется, тоже приходится быть максимально подготовленными и внимательными, чтобы не ошибиться при отпуске наркотических средств и психотропных веществ. Помимо нарушений с их дозировкой, могут случиться ошибки, связанные с приемом к обслуживанию неверно оформленного рецепта формы № 107‑у/НП — например, с отсутствующим номером медицинской карты, некорректными адресными или персональными данными, неразборчивой прописью и др. Напомним в связи с этим, что правила оформления рецепта этой формы утверждены Приложением № 2 к приказу Минздрава РФ от 01.08.2012 № 54н.

Многие из тех, в чьих рецептах первостольником обнаружена допущенная врачом ошибка оформления, не возвращаются сразу в медучреждение, а пытаются добиться того, чтобы аптечный работник всё же отпустил лекарство. Понять таких людей можно, осуждать — особенно тяжело- или неизлечимо больных и их родственников — язык не поворачивается, но и для первостольника цена сердобольного отклика в этом случае слишком высока. Такое «человеческое отношение» может стоить фармацевту свободы.

Стоит обратить внимание на еще один нюанс. В прессе описываемый документ часто представляют как законопроект о «декриминализации незначительных нарушений медицинскими и фармацевтическими работниками правил оборота наркотических средств и психотропных веществ». На самом деле это не совсем так. В тексте законопроекта отсутствует слово «незначительный» либо его синонимы. Упор в нем сделан на добровольном сообщении о допущенном преступлении (подпадающем под состав упомянутой выше части 1 статьи 228.2), а также на содействии расследованию и возмещении ущерба.

Под одну гребенку

Перейдем к другому примеру. Хранение, перевозка и отпуск лекарственных препаратов — сферы ответственные. Они состоят из множества компонентов, и почти каждый из них таит в себе потенциальную опасность нанесения ущерба здоровью потребителей. Поэтому строгий подход к регулированию этих рабочих процессов выглядит оправданным.

Но есть в деятельности аптечной организации сферы и нюансы, в которых проявление чрезмерной строгости в прямом смысле слова мешает делу. Возьмем, например, сферу ценообразования.

Завышение предельных размеров оптовых и розничных ценовых надбавок на ЖНВЛП чревато привлечением к ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 14.6 КоАП РФ. Для граждан это означает административный штраф 5 тыс. руб., а для должностных лиц — 50 тыс. руб. или дисквалификацию на срок до трех лет. Максимальная ответственность предусмотрена для юридических лиц — штраф в двукратном размере излишне полученной выручки от продажи товара (вследствие неправомерного завышения) за весь период, в течение которого совершалось правонарушение, но не более одного года. При этом в действующей редакции статьи 14.6 КоАП отсутствует дифференциация административного наказания в зависимости от того:

1) является ли нарушитель оптовой организацией или предприятием розничной торговли;

2) допустил ли он нарушение намеренно и применяет ли завышение предельных размеров надбавок систематически, либо это произошло случайно, ненамеренно или однократно;

3) завышены ли были эти пределы значительно, в течение долгого времени или совсем незначительно и эпизодически.

Получается, что статья всех «стрижет под одну гребенку». Рассмотрим, например, первый пункт. Нарушение предельных размеров надбавок, допущенное оптовой организацией, может привести в итоге к необоснованному превышению должного уровня цен на ЛС во всех аптеках, которые снабжает этот поставщик. А в случае с небольшой аптечной организацией последствия такого нарушения имеют более локальный характер, так как ограничиваются исключительно ее объектами.

Второй и третий пункты еще более примечательны. Да, наверное, в отрасли есть откровенно злостные нарушители, которые, выражаясь футбольным языком, «фолят» намеренно и посредством завышения предельных размеров надбавок регулярно стараются извлечь выгоду. Этого нельзя исключать хотя бы потому, что в нашей стране отсутствует профессиональная монополия фармспециалистов на владение аптечными организациями, в результате чего в фарму приходят самые разные люди без фармдиплома, от очень квалифицированных и порядочных до не очень добросовестных. Сама отрасль не может их отсеять, потому что профессиональные сообщества лишены возможности участвовать в процессе лицензирования и контроля соблюдения лицензионных требований.

Но подавляющее большинство провизоров и фармацевтов — люди пунктуальные и дисциплинированные, ведь сам процесс фармобразования и сама профессия воспитывают эти качества. Поэтому намеренное систематическое и значительное завышение цен — явление в лекарственной сфере сравнительно редкое. Гораздо чаще завышение бывает ненамеренным и совсем незначительным.

Округление и наказание

Например, руководитель одной столичной единичной аптеки поведал нам следующую типичную историю. Каждый день с помощью программного обеспечения он фиксирует розничные цены на несколько десятков новых жизненно необходимых и важнейших лекарственных позиций. С одной стороны, программа облегчает его работу, выделяя препараты перечня ЖНВЛП из общей массы ассортимента и не позволяя заходить за рамки предельных размеров надбавок для каждой ценовой категории (до 50 руб., от 50 руб. до 500 руб. и свыше 500 руб.).

С другой стороны, следует помнить, что программы пишут и обновляют люди, которым, как известно, свойственно ошибаться.

Руководитель аптеки, о котором идет речь, не очень часто, но всё же регулярно обнаруживает в программе ошибки и неточности, связанные с отнесением того или иного препарата к перечню ЖНВЛП и некорректным округлением итоговой розничной цены. В результате такого округления происходит минимальное, но всё же превышение предельных размеров надбавок. Очевидно, что такое превышение не является признаком корысти аптекаря. Но практика показывает, что контрольно-надзорный орган привлекает в подобных случаях к ответственности аптечные организации так же рьяно, как если бы речь шла об умышленном нарушении правил ценообразования с целью наживы.

Вот и приходится вышеупомянутому руководителю аптеки почти ежедневно терять время на перепроверку всех цифр, чтобы, не дай бог, где‑нибудь вследствие округления не «вылезли» две лишних копейки. Вместо того, чтобы уделить это время работе в интересах потребителей. И вряд ли кто‑то возьмется убедительно объяснить, какой великий ущерб могут причинить кому бы то ни было эти лишние копейки.

Право на ошибку

Подобных примеров можно привести немало. Например, у одного из сотен лекарственных препаратов, выставленных на витрину, может отклеиться и упасть ценник, на одном из тысяч ценников может быть неверно указано «ЛС» вместо «БАД» и т. п. Человеку свойственно иногда ошибаться, да и отдельные казусы (как, например, с отклеившимся ценником) иногда происходят не по вине фармацевтов.

Если нет ущерба здоровью, то не следует привлекать к ответственности аптечных работников за «микроскопические» недочеты, неизбежно возникающие в ходе огромной по масштабу и сложности работы с огромным ассортиментом. Ведь сами фармспециалисты относятся снисходительно к отдельным случаям «брака» в нормативно-правовых актах, которые признаются самими регуляторами. Вспомним хотя бы пресловутую норму о «расстоянии не менее 0,5 м от стен или другого оборудования» Правил НАП, которая формально до сих пор является действующей.

Иначе говоря, фармсообществу совместно с регуляторами имеет смысл подумать над тем, как путем минимальных изменений в законодательстве разделить ответственность фарморганизаций при намеренных значительных нарушениях и случайных минимальных оплошностях, не имеющих последствий. Во втором случае нужно максимально смягчить ответственность, вплоть до ее отмены. Потому что фармацевт — не сапер. Строгость — одно, а чрезмерная жесткость — совсем другое.

0 0 лайков 1776 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Обзор законодательства: производителей обяжут снижать цены, а работникам дадут дополнительный выходной

Что изменилось в нормативно-правовом поле в октябре 2018 года

0 лайков 2276 просмотров

Обзор законов: ликвидация муниципальных аптек и компенсация затрат на ЖКХ для фармацевтов

Что изменилось в нормативно-правовом поле в сентябре 2018 года

0 лайков 4580 просмотров

Комментарии

comments powered by HyperComments