18+

Статьи — Журнал — Аптека: взгляд изнутри

«У врача на консультации по безрецептурным препаратам даже времени нет»

Разговор с Еленой Неволиной о том, как фармацевты подменяют врачей, почему это происходит и как с этим бороться

Проблема подмены функций врача и фармацевта в последние годы стоит достаточно остро. Зачастую первостольники не просто отпускают препараты, но и подбирают то или иное лекарственное средство для покупателя. Иногда это лекарство является безрецептурным, но нередки случаи, когда, нарушая закон, сотрудник аптеки отпускает рецептурный препарат без рецепта. Между тем в законодательстве право подбора ЛС фармацевтом ни в одном нормативном акте не прописано, как и не прописано понятие «фармацевтическое консультирование», и фармацевты становятся заложниками юридической неразберихи. Прояснить ситуацию редакция «Катрен-Стиль» попросила Елену Неволину, исполнительного директора Некоммерческого партнерства «Аптечная гильдия» и Союза «Национальная Фармацевтическая Палата».

фото_Неволина_2.png""

Наш эксперт

Елена Неволина

исполнительный директор Некоммерческого партнерства «Аптечная гильдия» (Москва) и Союза «Национальная Фармацевтическая Палата»

КС: Елена Викторовна, касаясь темы разграничения ответственности врача и фармацевта, неизбежно встает вопрос о понятии ответственного самолечения. Хотел бы процитировать Надлежащую аптечную практику (НАП). Согласно тексту документа, в компетенцию фармацевта входит «информирование о рациональном применении лекарственных препаратов в целях ответственного самолечения». Как бы вы определили термин «ответственное самолечение»?

Елена Неволина: Термин «ответственное самолечение» введен не в НАП, это международный термин, который используется Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ). Он обозначает ситуацию, когда пациент хочет самостоятельно улучшить свое качество жизни, сняв определенные симптомы с помощью безрецептурных препаратов, — до или после обращения к врачу. Пациент сам принимает решение, будет ли он принимать препарат для снятия того или иного симптома. Перечень безрецептурных препаратов присутствует во всех странах, и во всех странах употребляется термин «ответственное самолечение».

Когда наши студенты изучают фармакологию, их с этим термином знакомят. И здесь нужно отметить, что в России очень широкий спектр безрецептурных препаратов. Такого количества наименований, как в России, нет, наверное, ни в одной стране мира. И, конечно, грамотное консультирование фармацевта, который может рассказать о препарате и предупредить о возможных последствиях, в таких условиях необходимо.

К примеру, если симптом — головная боль, которая сопровождается такими проблемами, как нарушение координации, — необходимо посоветовать покупателю немедленно обратиться к врачу, так как простая борьба с симптомом чревата негативными последствиями.

Еще один момент, на котором должен заострить внимание покупателя фармацевт: у ряда препаратов есть синдром отмены. И если больной говорит: «Ну, я попробую, и если поможет, то…», сразу нужно предупредить, что резкое прекращение лечения также может быть сопряжено с проблемами для здоровья. И посоветовать в этом случае обратиться к врачу, чтобы он с одного препарата перевел на другой.

КС: Может ли первостольник помогать с подбором безрецептурных ЛС?

Елена Неволина:Не может, а должен. Возьмем симптоматические препараты для лечения простудных заболеваний. Покупателю обязательно следует рассказать о всем разнообразии лекарственных форм и их особенностях. Об этом знают только фармацевтические работники.

КС: Это не функция врача?

Елена Неволина: У врача на подобные консультации по безрецептурным препаратам даже времени нет. Давайте исходить из реальной ситуации. У врача на прием больного всего 7 минут. За это время он должен сделать запись для прокуратуры в амбулаторной карте больного. Потому что не дай бог что случится, и эти записи будут доказательством невиновности врача. Он должен провести назначение и выписать рецепт. В ряде случаев какие‑то физиотерапевтические процедуры еще назначит. Когда ему еще рассказывать о лекарственных формах?

КС: То есть в отношении безрецептурных препаратов, по вашему мнению, функции врача и фармацевта могут пересекаться?

Елена Неволина: Да, конечно. Врач безусловно может дать рекомендацию — к примеру, назначить противовирусное. А противовирусные у нас имеют статус безрецептурных, за редким исключением. Иногда врач даже не называет наименования препарата, просто советует в аптеке посоветоваться — главное, что противовирусный препарат нужен обязательно. Он дает дозировку. Ну, и назначает что‑нибудь против симптомов кашля, насморка, головной боли. Может посоветовать обильное теплое питье.

КС: Фармацевт не всегда советует обращаться к врачу?

Елена Неволина: Он должен предупредить, что если за 3–5 дней проблема не решится, значит, это неправильно — убирать симптомы нужно идти к врачу, потому что вы сами понимаете, если у человека впервые поднялось давление и он от головной боли начнет пить парацетамол, проблема не решится. Голова будет продолжать болеть.

КС: Проблема возникает именно тогда, когда фармацевты подменяют врачей в плане подбора рецептурных средств?

Елена Неволина: В основном, да. Статус порядка отпуска у нас определяет производитель. И когда производитель регистрирует свой лекарственный препарат как безрецептурный, он берет на себя ответственность, что вред, который может принести бесконтрольное применение ЛС, не превышает ту пользу, которую может получить в результате пациент.

КС: Как вам кажется, существует ли в российском обществе проблема с подобной подменой?

Елена Неволина: Проблема существует, и масштаб достаточно большой. Проблема возникла в начале 1990‑х годов, когда у нас в России врачи плохо представляли ассортимент аптеки. Когда государственная монополия на продажу ЛС была отменена и нас выпустили в рынок, — первые рыночные структуры, которые начали появляться, были оптовыми структурами, а врач мог и не знать номенклатуры, которая могла оказаться в аптеке. И врач говорил: «Идите в аптеку, там вам посоветуют».

На сегодняшний день основным потребителем лекарств в аптеках является то поколение, которое сформировалось в 1992 г., когда врачи перестали выписывать рецепт и посылали за консультацией к фармацевтическому работнику.

Старая культура выписывания рецептов, к сожалению, утрачена. Я работала до 1990‑х, и я не могу представить, чтобы рецептурный препарат отпустили без рецепта. После перехода на рынок начала ломаться выстроенная аптечная система. Кстати, раньше безрецептурные препараты мог отпускать фармацевт, а вот отпуск рецептурных лекарств — это уже была компетенция провизора.

КС: Вы думаете, стоит к этому вернуться?

Елена Неволина: Как вам сказать. Сейчас же у нас утрачено даже разделение на отделы в аптечных организациях. Понятно, что это требование рынка — оптимизация процессов, минимизация штата. Поэтому, если смотреть объективно, вернуться к этому невозможно. Но тем не менее сейчас, когда фармацевт отпускает рецептурный препарат без рецепта, он должен помнить, что врач, выписывая рецепт, несет юридическую ответственность. У фармацевта такой ответственности нет, и это опасно.

КС: Проблема обозначена, опасность понятна. Есть ли на данный момент какие‑то реалистичные методы, чтобы справиться с ситуацией?

Елена Неволина: Главное — корпоративное обучение. Чтобы первостольники поняли свою ответственность и ущерб, в том числе репутационный, который может нанести аптеке его неправомерные действия. Причем у Роспотребнадзора, Россельхознадзора позиция достаточно четкая — виноват всегда продавец, а не производитель.

Теперь у нас в профстандарте есть такое трудовое действие, как фармконсультирование. Каждое действие должно быть подтверждено определенными умениями и необходимыми знаниями. За необходимые умения должен отвечать работодатель. И в оценочном листе Росздравнадзора при переходе на риск-ориентированную модель контроля это будет достаточно важным пунктом — соблюдение правил отпуска.

КС: То есть вы считаете, что корпоративное обучение важнее запретительных и репрессивных мер?

Елена Неволина: Я думаю, что да. Потому что работодатель должен в первую очередь доказывать, что он не просто торговая организация, а все‑таки социально значимый объект, и что лекарственный препарат это не просто товар народного потребления.

КС: Национальная фармацевтическая палата что‑то делает для изменения ситуации?

Елена Неволина: Мы уже начали в рамках программы непрерывного медицинского и фармацевтического образования говорить о фармацевтическом консультировании — включаем определенные темы в программы конференций. Кроме того, Надлежащая аптечная практика предписывает создание стандартных операционных процедур — чтобы аптеки четко понимали, что процесс реализации товара необходимо документировать.

КС: На этапе обсуждения НАП говорилось ли о необходимости утвержденного списка алгоритмов, посвященных фармконсультированию по разным симптомам?

Елена Неволина: Верно, и включение алгоритмов было предложено именно мной. Во всех европейских практиках подобные приложения являются обязательными. Алгоритмирование отпуска — это рекомендация ВОЗ. Мы попытались внедрить эту идею и, кстати, Минздрав был согласен, но Минэкономразвития и Минюст сочли это требование излишним. Однако при обучении мы будем рекомендовать делать такие алгоритмы. По сути, эти алгоритмы и составляют систему фармконсультирования.

КС: Елена Викторовна, спасибо за интервью. Мы с радостью опубликуем и обсудим алгоритмы фармконсультирования на страницах нашего онлайн-журнала.

0 0 лайков 1783 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку