18+

«Теряя свое лицо, аптека теряет и конкурентное преимущество»

«Теряя свое лицо, аптека теряет и конкурентное преимущество»

«Теряя свое лицо, аптека теряет и конкурентное преимущество»

Интервью с заместителем генерального директора AlphaRM Татьяной Литвиновой о нелекарственном аптечном ассортименте и других трендах фармрынка

В фармацевтической отрасли 2022 год запомнится, как минимум, двумя законодательными инициативами, способными повлиять на ситуацию в аптечном сегменте. Речь о подготовке эксперимента по дистанционной торговле рецептурными лекарственными препаратами, и о законопроекте, разрешающем аптечным организациям реализацию определенных видов нелекарственного ассортимента. А еще в текущем году произошел ряд изменений в области рецептурного отпуска лекарств и лицензирования фармдеятельности. Чем будет полезен аптеке нелекарственный ассортимент? Как изменит структуру фармрынка и его аптечного сегмента дистанционная реализация рецептурных средств? Какие пути развития можно прогнозировать для аптечного сегмента в ближайшей перспективе? На эти и другие вопросы корреспондента «Катрен-Стил» ответила заместитель генерального директора аналитической компании AlphaRM Татьяна Литвинова.

«Катрен-Стиль»: Татьяна Львовна,  как вы оцениваете законопроект о пополнении аптечного ассортимента нелекарственными категориями продуктов? Какие из предложенных категорий будут иметь спрос, а какие – явно лишние?

Татьяна Литвинова: Значительную часть предложенных позиций можно было увидеть в аптеках и десять, и двадцать, и двадцать пять лет назад… Но вопрос сегодня не в этом.  Аптечная организация может располагать разрешением на продажу репеллентов,  спортинвентаря или ортопедических изделий, а вот насколько она обладает мощностями для реализации данной продукции? 

Все, кто мог себе позволить продавать  нелекарственные группы, давно это делают – причем в рамках уже действующей нормативно-правовой базы. Многие собственники аптечных сетей, желающие работать с иным ассортиментом, открывают специализированные пункты продаж, расположенные «дверь-в-дверь» с действующими аптеками. Например, магазины ортопедических изделий или здорового питания. 

Но важно понимать, что определенная продукция при любых условиях будет нерентабельна. В первую очередь, это продукты с малым сроком годности. В аптеку не пойдут за хлебом или суши… Также для аптечной организации «противопоказаны» вещи, занимающие много места, – те же ортопедические матрасы или определенные виды спортинвентаря.

«КС»: И все же, как влияет нелекарственный ассортимент на маржинальность аптеки? Его наценка выше или ниже (в сравнении с лекарственными препаратами)? Есть ли экономический смысл в таких корректировках аптечного ассортимента?

Т.Л.: При отпуске лекарственных средств аптеки действительно ограничены наценкой. Что касается нелекарственного ассортимента, то можно выбирать любую наценку - хоть 300%. Правда,  законов экономики никто не отменял. 

Таким образом, расширение аптечного ассортимента в пользу иной продукции с большой вероятностью способно увеличить маржинальность аптеки. И в нашей стране уже есть положительные примеры такой стратегии фармдеятельности. Тем не менее, необходимо соблюдать баланс: рост нелекарственного ассортимента в аптеке приравнивает ее к «средним» объектам торговли. Теряя свое лицо, свою уникальность и неповторимость, она теряет и конкурентное преимущество перед продовольственными сетями или гипермаркетами. Эти последние, в свою очередь, активно расширяют именно аптечный ассортимент. 

Если в аптеке будет продаваться «все и даже больше», то мы получим обычный рынок. И, соответственно, отношение покупателей-пациентов будет таким же, как на рынке (но не в экономическом, а в бытовом смысле этого слова). 

Сегодня аптеке доверяют – благодаря тем знаниям, которыми обладают фармацевт и провизор (и которые они постоянно совершенствуют). Даже не являясь специалистом в области медицины или фармации, трудно не понимать, что фармацевтическая и медицинская помощь пациенту взаимосвязаны. Стоит ли переставлять приоритеты, формируя структуру, в которой продвижение той или иной продукции может оказаться значимее, чем забота о человеке?

«КС»: Как оцениваете ситуацию с обращением той категории лекарственного ассортимента, которую нередко приравнивают к неаптечной продукции – а именно спиртосодержащих лекарственных препаратов?

Т.Л.: Насколько мне известно, ЦРПТ и Росалкогольрегулирование реализуют более строгий контроль обращения таких лекарств. В настоящее время Росалкогольрегулирование отслеживает движение спирта до момента, когда он становится фармацевтической субстанцией - а далее он перестаёт быть доступным для контроля. Для решения данной проблемы доступ к информации о спиртосодержащих препаратах предоставят «Честному знаку», который сможет прослеживать движение спирта от начального производителя до покупателя. 

Что касается недавних предложений о возможном запрете на госрегистрацию ряда спиртосодержащих лекарств, то неизвестно, какой эффект возможен от их реализации. И как скажется такое ограничение на доступности таких препаратов для лекарственной терапии?

«КС»: Говоря о доступности лекарств, нельзя не упомянуть о прогнозах для готовящегося эксперимента по дистанционной реализации рецептурных препаратов. Чем может быть полезно данное направление?

Т.Л.: В перспективе возможность получить необходимое лекарство, даже рецептурное, с доставкой на дом значительно упростит жизнь пациента в ситуации, когда лечение нужно срочно, а выходить из дома в данный момент – трудно и даже опасно. 

Речь не только о заболеваниях, при которых ограничивается сама возможность двигаться. Если у пациента с бронхитом или пневмонией высокая температура и ему важно соблюдать постельный режим, сможет ли он посетить даже ближайшую аптеку?

При обострении серьезных хронических заболеваний ситуация, когда для восстановления сил необходим постельный или домашний режим, тоже не редкость. Поэтому новое направление может стать очень полезным. К тому же, вне правового поля такая активность существует, к сожалению, давно: вспомните, какое количество интернет-сайтов приходится блокировать контролирующим органам именно в связи с нелегальным предложением рецептурных и даже незарегистрированных препаратов? 

Покупая лекарства на подобных ресурсах, пациент не защищен. Не защищен ни от фальсификата, ни от неправильного хранения и его последствий. Если человек не в состоянии посетить аптеку, от фальсифицированных рецептурных медикаментов в онлайне  его не защитит никто. Поэтому развитие дистанционной реализации рецептурных препаратов в правовом поле усилит гарантии их качества и безопасности.

«КС»: Как Вы считаете, каким образом дистанционная торговля рецептурными лекарствами повлияет на аптеки? 

Т.Л.: В первую очередь, она даст новое направление их развития. Речь о создании виртуальных аптек и совершенствовании уже имеющихся сервисов, а также о совершенствовании логистики лекарственного обращения. Логично предполагать и повышение спроса «в целом» в  результате роста онлайн-реализации препаратов.

«КС»: А каковы риски у нового направления?

Т.Л.: Главный риск онлайн-реализации рецептурных препаратов -  это фальсификация. Еще ряд ключевых рисков связан с надежностью поставщиков – как и при классической модели отпуска лекарств в аптеке. Однако все же надеемся, что после введения системы маркировки путь лекарственного средства стал прозрачнее (и при необходимости его можно перепроверить на любом участке цепи лекарственного обращения).

Также следует отметить, что в ряде случаев повышение объемов онлайн-продаж может влиять на рентабельность традиционных аптек - в силу перехода посетителей в интернет-сегмент. Данный тренд периодически наблюдается и при дистанционной реализации безрецептурных препаратов.

«КС»: Какие лекарственные средства имеют наибольший спрос в аптечных организациях в настоящее время?

Т.Л.: Если оценивать ситуацию в денежном выражении, то в «первой десятке» приобретаемых покупателями-пациентами препаратов за первое полугодие 2022 г. – популярные обезболивающие и противовирусные средства, а также целый ряд лекарств для лечения заболеваний сердечно-сосудистой системы. В данном списке есть, в том числе, и препарат, применяемый в терапии хронических болезней печени.

При этом значительно упали денежные объемы реализации некоторых бронхолитиков, пробиотиков, обезболивающих средств, мази для наружного применения, кардиопрепаратов и средств для профилактики респираторных инфекций. Данные препараты также хорошо известны пациенту - и длительное время являлись предметом высокого спроса в аптечных организациях.

Интересен и список препаратов, показавших за первые шесть месяцев текущего года наибольший прирост в денежных объемах реализации. Остановимся опять же на «первой десятке». Два из десяти лекарств в данном перечне применяются при сахарном диабете. Четыре – при респираторных инфекциях и для укрепления иммунитета. Еще два – при заболеваниях сердечно-сосудистой системы, причем один из этих препаратов – комбинированный. Из оставшихся двух наименований одно средство – обезболивающее, другое применяется в период менопаузы (в частности, для профилактики постменопаузального остеопороза).

«КС»: Как считаете, о чем говорит данная структура спроса на лекарственные средства и его динамика?

Т.Л.: Процент лекарств, применяемых для профилактики и лечения различных респираторных инфекций, высок практически всегда. То же самое можно сказать и об обезболивающих препаратах. Однако сегодня велик прирост в реализации противодиабетических средств – и остается весьма значительной доля лекарств кардиологических. 

Мы анализируем исключительно фармацевтический рынок, однако по полученным данным возможно предположить примерную картину заболеваемости. И вероятно, что распространенность отмеченных выше хронических заболеваний может быть высокой. Поэтому доступность лекарств – в первую очередь, в традиционной аптеке – имеет важнейшее значение.

«КС»: Как вы в целом оцениваете современное положение дел в аптечном сегменте?

Т.Л.: За минувший 2021 г. число аптек в нашей стране в целом увеличилось – и даже превысило семьдесят одну тысячу. Однако речь идет, в первую очередь, об усилении тенденции к консолидации аптечного рынка. Уменьшилась доля не только независимых аптек, но и локальных и даже региональных аптечных сетей. Сократилась и выручка малых и средних аптечных организаций. 

Больше всего аптек потеряли «средние», региональные аптечные сети. А вот в федеральных аптечных сетях появилось более пяти тысяч новых аптечных «точек». 

«КС»: Как считаете, с чем это связано?

Т.Л.: Тренд на консолидацию аптечного сегмента не первый год продолжает набирать обороты. Ожидалось, что в 2020 году он замедлится, однако из-за пандемии произошло обратное – наблюдалось закрытие значительного количества малых аптечных организаций на фоне роста крупных сетей.  

При этом позапрошлый год был отмечен еще рядом перемен: отмена единого налога (что немаловажно опять же для небольших аптек), старт обязательной маркировки и налаживание функционирования системы МДЛП, перерегистрация цен на жизненно важные препараты… Все это происходило на фоне небольших значений роста фармрынка.

Также нельзя не отметить определенный «кризис доверия» между участниками цепи лекарственного обращения. На старте 2020 г. мы предполагали его формирование, а в 2020-2021 г. многие аптечные организации отмечали резкое изменение условий сотрудничества с дистрибуторами. Данный фактор, как и предыдущие, продолжает сказываться на рентабельности аптеки.

Однако надеемся на то, что время перемен – это еще и время новых возможностей для тех, кто в состоянии быстро приспособиться к меняющейся действительности. И при этом, как уже говорила, сохранить свое лицо и свои конкурентные преимущества.

«КС»: Поможет ли аптечному сегменту саморегулирование? В чем могут заключаться его возможности?

Т.Л.: Профессиональные аптечные объединения действительно решают ряд важных задач.  Возможно, их участие было бы полезным и при подготовке новых правовых актов, регулирующих фармдеятельность именно в аптеке. Роль экспертов в данной ситуации переоценить сложно. 

Кроме того, опыт аптечных ассоциаций, в том числе имеющих статус саморегулируемых организаций, применим в профессиональном фармацевтическом образовании – в том числе в системе НМиФО. 

Нельзя не сказать и о первой из основных задач фармацевтических объединений. Это защита и представление общих интересов аптечных организаций. Такие интересы варьируются в зависимости не только от экономической ситуации, но и от того, какой сегмент аптечного рынка представляет ассоциация или СРО.

Например, для объединений, представляющих малые аптечные организации, актуальны вопросы сохранения их рентабельности в условиях действующих лимитов УСН и невозможности применения ЕНВД, в особенности в небольших населенных пунктах. Также остается нерешенным ряд вопросов, связанных с функционированием системы маркировки лекарственных препаратов.

«КС»: Два минувших года, действительно, прошли под знаком старта маркировки и отмены единого налога. А вот среди важнейших перемен 2022-го  – корректировки собственно в процедуре лицензирования фармдеятельности, вступившие в силу с 1 сентября. На Ваш взгляд, как они скажутся на работе аптеки и дистрибутора?

Т.Л.: Полезным изменением стало то, что для получения лицензии необходимо назначить лицо, которое будет ответственным за внедрение и обеспечение системы качества хранения и перевозки лекарств - а также за актуализацию стандартных операционных процедур. Это положение соответствует Правилам надлежащей практики хранения и перевозки лекарственных препаратов (утв. Приказом МЗ РФ №646н) и правилам GDP.
Риски, связанные с корректировками в процедуре лицензирования, актуальны в первую очередь для аптечных организаций, имеющих форму ИП. Один из пунктов нового положения о лицензировании фармдеятельности может трактоваться как ограничение для таких аптек: согласно указанной норме, ИП – малые аптечные сети - не смогут лицензировать более одного объекта. А ведь именно такие предприятия, размером в 3-4 аптеки, нередко остаются единственной гарантией лекарственного обеспечения в небольших населенных пунктах. 

Однако есть вероятность, что данная норма не будет распространяться на уже действующих лицензиатов.

«КС»: Каков Ваш прогноз для фармации в ближайшей перспективе – в 2023-2024 гг.?

Т.Л.: Как говорит нам история, на лекарственное обращение и медицину в наибольшей степени влияет макроэкономическая обстановка. Прогнозировать что-либо в международной экономике в настоящее время крайне затруднительно – но в любой ситуации важно укреплять собственные ресурсы и развивать собственные компетенции. Здесь необходимы и продуманные меры поддержки для аптечных организаций, и грамотно структурированное лекарственное возмещение. 

Фармрынок, безусловно, продолжает расти – и одним из «драйверов роста» остается госсегмент. Возможно, значимый прирост покажет и онлайн  - в силу ряда трендов, связанных с цифровизацией. Работа с бигдатой также продолжает быть одним из перспективных направлений. Ведь, как говорится, «кто обладает информацией – тот обладает миром».

Но какими бы ни были современные тренды, аптеке важно сохранять все то, благодаря чему она остается уникальной. То есть незаменимой.

3714 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Читайте по теме